Информационный портал "Города Сибири"Контакты:
sibcity@mail.ru
Новости
Сегодня 26 марта 2019 года, вторник
Найти  
 
Смотрите на портале
Р Е К Л А М А


Rambler's Top100

Яндекс цитирования


Последний совет президента

30.01.2008

В конце января будет утверждена программа бюджетного финансирования государственных академий наук на 2008–2012 годы, в общей сложности 254,5 миллиарда рублей. Вместе с тем за эти пять лет академии должны привлечь около 200 миллиардов частных инвестиций

Николай Добрецов: «Мы нередко не столько работаем, сколько отбиваемся от финансовых и прокурорских проверок»
Фото: Борис Барышников

Бюджет фундаментальных исследований на эти годы составит 254,5 млрд рублей, из которых 68,7 млрд направлено на реализацию программ Российской академии наук и 140 млрд - на финансирование планов институтов. Остальные 45,8 млрд будут потрачены на обновление приборной базы и техническое оснащение. Академики, в том числе и Сибирского отделения РАН, встретились с президентом на Совете по науке, который состоялся в Москве в конце прошлого года, чтобы обсудить перспективы науки на ближайшую пятилетку. Владимир Путин напомнил ученым, что Академия наук - это не бизнес-корпорация, и заниматься коммерцией институтам запрещено, однако к 2010 году им нужно привлечь 200 млрд частных средств.

Распутать понятия

«К 2010 году совокупные расходы на науку удвоятся и в ближайшие два года составят около 400 миллиардов рублей, а с учетом планируемых затрат отечественного бизнеса сумма достигнет 600 миллиардов рублей. Но хотелось бы обратить ваше внимание на тревожную тенденцию. Чем больше бюджетных средств приходит в систему, тем меньше востребованы деньги бизнеса, - с тревогой отметил президент на последнем Совете по науке и образованию. - Они вроде как и не нужны - и так все стабильно. Это неправильно. Нам нужно создавать стимулы для привлечения денег бизнес-сообщества».

Очевидно, что, говоря о необходимости привлечения частного капитала «в науку», президент явно имел в виду не фундаментальные исследования, программу которых принимали на Совете, а всю инновационную деятельность на базе создаваемых технико-внедренческих зон, технопарков и крупных проектов, таких, как «Роснанотех». В понятие «наука» правительство вкладывает совокупность всех процессов - от исследований и внедрения до строительства жилья для сотрудников. В противном случае необходимость привлечь озвученную сумму в виде частных инвестиций вызывает слишком много вопросов.

«Бизнес готов участвовать в реализации научных проектов только тогда, когда в них уже сняты все научно-технические риски, - объясняет Данил Жеребцов, руководитель проектного управления УК «Мономах», занимающейся венчурными инвестициями проектов по сибирскому региону. - Он не может финансировать ни прикладную, ни тем более фундаментальную науку. Его интересует, сколько стоит доработать продукт до коммерческой фазы и вывести на рынок. И на этом этапе экономика уже просчитывается. На других, более ранних стадиях выделяют деньги только венчурные фонды, а в случае успеха компании подключат свои средства. Сегодня в Российском венчурном фонде уже около 30 миллиардов рублей. В начале февраля будет объявлен список успешных проектов, которые претендуют на деньги бизнеса. Думаю, что совокупная сумма финансирования от компаний составит десятки миллионов рублей».

Бремя независимости

С 2009 года научные институты обретут большую долю независимости, перестанут проводить все операции через казначейство и получат свои счета в коммерческих банках, а также изрядную свободу в распоряжении выделенными суммами. Кроме того, предполагается регулярный аудит проектов по внедрению наукоемких технологий, который будет финансироваться из бюджета. Рассматривая возможности сотрудничества и «примеряя» на себя программы по созданию наукоемких производств, инвесторы предпочитают проводить собственный аудит, который требует дополнительных расходов. Теперь бюджет берет их на себя. Но для предпринимателя это еще далеко не повод вкладывать деньги. Каким же образом создать основной стимул для долгосрочных вложений в науку, которая с большой долей вероятности может не принести частным инвесторам ни рубля дохода, президент не пояснил.

Другой способ получить крупное финансирование - проводить целевые исследования в тех областях, где ожидаются серьезные открытия, представляющие огромную ценность для стратегических направлений развития международных компаний и государственных интересов. Сюда относятся медицина, энергетика, нефтегазовый комплекс и оборонная промышленность. Вот почему самые большие надежды ученые возлагают именно на госзаказ - один из главных факторов, который позволил в 1990?е годы выжить целому ряду институтов РАН.

Кое-что из списка стратегических направлений разработок огласил на Совете при президенте председатель Российской академии наук: «В 2008–2009 годах будут созданы уникальные протонные терапевтические комплексы для лечения онкологических заболеваний, - заявил Юрий Осипов. - По своим параметрам они превосходят зарубежные аналоги, а их стоимость на порядок ниже. Будет разработан новый класс препаратов для лечения глазных заболеваний. В конце 2008 года планируется запустить уникальную космическую обсерваторию «Радиострон» с десятиметровым радиотелескопом, который вместе с крупнейшими в мире станциями слежения образует систему, позволяющую впервые производить исследования Земли и Вселенной с разрешением в миллионы раз лучше человеческого глаза». Председатель РАН пожаловался Путину, что американцы, вложив в эту программу более 100 млн долларов, в последний момент вдруг засомневались, предоставлять ли России свою станцию слежения, и попросил президента уговорить их продолжить работу.

За рубежом фундаментальная наука действительно иногда финансируется бизнесом, а именно - крупнейшими мультинациональными корпорациями. Но не в целом и даже не выборочно по направлениям, а очень точечно - например, когда речь идет об изобретении революционной разработки специально по заказу конкретной компании или холдинга. Выстрелит наука - и холдинг со своим ноу-хау впереди планеты всей. При этом ученые, работающие в таких проектах, отчитываются буквально за каждый сделанный шаг, предлагают подробные варианты дальнейших исследований, а заказчик вместе с ними выбирает, куда двигаться, и жестко координирует их работу. Для организации такой устойчивой системы сотрудничества науки и бизнеса в России не хватает буквально «мелочей» - присутствия на рынке мультинациональных корпораций, готовых работать с нашими учеными, и местных или привлеченных специалистов по научному менеджменту, способных говорить с исследователями на одном языке, чтобы контролировать их деятельность, обладая полным пониманием предмета.

«Сверхъяркие» России не нужны

Сегодня научная мысль работает в двух направлениях - бюджетное финансирование и околонаучный бизнес. И эти сферы деятельности, согласно законодательству, напрямую противоречат друг другу. После ориентации государства на прикладные разработки увеличились доходы лишь тех ученых, кто вовремя перестроился и смог либо «прыгать с гранта на грант», либо окончательно обменять занятие большой наукой на ее точечное приложение, результат, который можно изготавливать и продавать. Компании, осуществляющие ретейл и услуги, уже много лет не арендуют помещения в институтах РАН, но с 2005 года в коммерсанты записали и тех сотрудников лабораторий, чья прикладная деятельность приносит дополнительные деньги, перечисляемые помимо институтской бухгалтерии через организованные научные предприятия. И дело не в том, что новоиспеченные инноваторы были не готовы поделиться, а в отсутствии схемы, когда эти деньги не разбрасывались бы на весь институт и не возвращались им в виде копеечной доплаты к скромной ставке научного сотрудника. Впрочем, президент честно признался, что правительство не очень хорошо владеет ситуацией в Академии наук, однако отметил, что из 600 учреждений РАН наукой занимаются всего 400. Ученые с достоинством приняли замечание, напряженно вспоминая, когда количество учреждений РАН успело вырасти в полтора раза.

Нобелевский лауреат Жорес Алферов рассказал президенту о двух своих бывших студентах, которые создали в Финляндии наукоемкую компанию, изобрели сверхъяркие светодиоды и сегодня безуспешно пытаются вернуться со своими разработками в Россию. «Раньше мы обсуждали, как решить научную проблему, а теперь - где взять деньги, - говорит Алферов. - Когда готовились поправки к закону, я вносил предложение, чтобы запретить академическим организациям сдачу площадей в аренду - мы должны использовать их для науки. Если же заниматься там коммерцией, то на основе собственных научных результатов, когда предприятия приносят пользу, в том числе и для организации, создавшей их, а у нас это не предусмотрено. Нужно, чтобы науко­емкий бизнес имел свои преимущества».

В 2005 году после посещения Путиным Академгородка и первых упоминаний о технопарке ученым снова заявили, что в институте заниматься бизнесом неприлично - покупайте на свои кровные новое оборудование, арендуйте помещение по рыночной цене и ступайте зарабатывать деньги в технопарк. И это говорят людям, которые пытаются заставить работать тот самый «пояс внедрения», который так и не успел в полной мере реализовать Михаил Лаврентьев. Подобное оборудование может стоить сотни тысяч долларов, и за срок, на который банки готовы кредитовать эту покупку, оно не окупится. Если бы наукоемкие компании могли себе позволить такие вложения в свой бизнес, то сегодня на повестке дня не стоял бы вопрос, кем и по каким финансовым схемам будет оборудован Центр коллективного пользования (ЦКП) технопарка, который сегодня строится на улице Инженерная в новосибирском Академгородке.

Президент обещал защитить ученых от прокуратуры

«Председатель СО РАН Николай Добрецов не был запланирован как докладчик на Совете президента, но Жорес Алферов похвалил работу Сибирского отделения отдельной строкой, и Добрецов получил слово», - рассказывает академик Роальд Сагдеев.

Впервые за долгие годы проблемы развития Академгородка прозвучали в высоких кабинетах во всеуслышание. Строительство не начиналось два года, до тех пор пока Путин не дал прямое указание выделить землю. Теперь из федерального бюджета ждут денег на инженерные сети для его обеспечения, а эстафету безвременного ожидания по утверждению планов развития принял НГУ - материалы находятся на государственной экспертизе. «Мы нередко не столько работаем, сколько отбиваемся от финансовых и прокурорских проверок», - пожаловался президенту Николай Добрецов и предложил сделать науку национальным проектом, чтобы ей стало легче дышать и развиваться.

Путин честно провел свое последнее заседание Совета и пообещал лично проконтролировать решение проблемы административных тормозов с технопарками. И в первую очередь, конечно, Новосибирского, где сумма частных вложений составляет 18 млрд рублей, то есть более 85% общей стоимости проекта.


Мария Роговая
«Эксперт Сибирь» №4(193)

"Города Сибири" - - Последний совет президента
Объявления
Тематический каталог
     Р Е К Л А М А
    Новости фирм
    Томск: СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ИНТЕРВЕНЦИОННОЙ АРИТМОЛОГИИ
    С 31 мая по 1 июня 2007 г. на базе ГУ НИИ кардиологии Томского научного центра СО РАМН проводится школа молодых специалистов им. академика РАМН В.В.Пекарского "Современные методы интервенционной аритмологии".
    Чита: Эффект Зеебека
    Мостик между наукой, технологией и рынком построит программа развития “умной” экономики Забайкалья