Информационный портал "Города Сибири"Контакты:
sibcity@mail.ru
Новости
Сегодня 26 мая 2019 года, воскресенье
Найти  
 
Смотрите на портале
Р Е К Л А М А


Rambler's Top100

Яндекс цитирования

Новосибирск

Новосибирск

«Оборона не терпит шаблона»

23.05.2013


«Завтра». Владимир Петрович, вы недавно вернулись из поездки в Новосибирский Академгородок. Что это была за поездка, и почему для этих целей Комитетом по обороне Госдумы был выбран именно Новосибирский Академгородок?

КОМОЕДОВ. Комитетом по обороне был выбран не только Новосибирский Академгородок, а вся Россия. За обороноспособность страны, я лично считаю, наравне с президентом, премьер-министром и министром обороны несут ответственность и депутаты Государственной думы, которые являются народными избранниками, и, в частности, Комитет по обороне. Российские ученые Сибирского отделения РАН в лице академика Александра Асеева неоднократно приглашали нас. Готовились мы к этой поездке давно и тщательно — практически полгода. И могу сказать, что мы очень заинтересованы в такой работе на местах, в налаживании тесных связей и взаимоотношений. Конечно, чаще всего мы проводим парламентские слушания в стенах Госдумы. Хотя, работая над законом о гособоронзаказе, мы, например, провели парламентские слушания в Туле, в Музее оружия, и пригласили туда весь, если можно так выразиться, оборонный куст. В результате получился хороший, доверительный, толковый разговор. Кроме того, мы побывали на предприятиях, посмотрели, как они работают, какие проблемы существуют, и подумали над путями их решения.

«ЗАВТРА». И вы решили продолжать в том же ключе?

В.К. Да, подобный опыт нам понравился, поскольку он показал свою эффективность. Мы сказали себе: «Хватит жить особняком, хватит выдергивать людей к нам сюда». Мы решили сами приблизиться к местам, где куется наша оборонка. Одним из таких шагов стало открытие приемной не депутата, а Комитета по обороне, хотя это и не предусматривается регламентом. В Перми промышленники пошли нам навстречу, выделили помещение — теперь они имеют прямой выход на нас и прямую связь. А 14 мая такая приемная открывалась в Нижнем Новгороде. В плане еще одна — в Татарстане, в городе Зеленодольске, — сердце нашего кораблестроения. Затем — Питер. Мы хотим охватить хотя бы основные узловые оборонные точки, где куется наша военная техника, чтобы мы были очень близки и говорили не на «вы», а на «ты». Именно поэтому мы с удовольствием откликнулись на приглашение Сибирского отделения РАН. Правда, в целях экономии пришлось выехать туда не полным составом, хотя все члены комитета зъявили желание принять участие в поездке.

«ЗАВТРА». Какое впечатление на вас произвел этот сибирский научный центр? Вы бывали в нем раньше? Есть с чем сравнить?

В.К. Этот мой визит в Новосибирский Академгородок был первым. До сего дня, к сожалению, не приходилось посещать его. Впечатления остались самые лучшие. Мы увидели людей, которые посвятили свои жизни науке и смогли сохранить ее именно там, в Сибири. Мы узнали, как создавался Новосибирский Академгородок, кто стоял у его истоков и принимал решения. На мой взгляд, подход в то время был совершенно правильным. В свое время на протяжении десятилетий там аккумулировалась лучшая научная мысль, собирались лучшие ученые. Там все пропитано мощнейшей энергетикой.

Создание Сибирского отделения РАН вошло в число проектов глобального характера, реализованных на Востоке России в прошлом столетии наряду с освоением Северного морского пути, сооружением Байкало-Амурской магистрали, сооружением каскада гидроэлектростанций на сибирских реках. Наличие этих мощных заделов во многом позволило современной России осуществить коренное преобразование экономической системы на рубеже веков. И наука должна быть такой же большой и великой, как сама страна.

«ЗАВТРА». То есть сосредотачивать науку в одном месте, значит загубить ее?

В.К. Совершенно верно. А вот когда наука, по сути дела, охватывает всю территорию, это совсем другое дело. Я всегда говорил, что русский человек — гений. Почему? Так уж сложилось. А если ему еще и создать благоприятные условия! К сожалению, в нашей стране при любой формации условия всегда неважные (в этом и заключается парадокс — все стремятся их улучшить, но не получается).

«ЗАВТРА». Кстати, в тему… На меня произвело большое впечатление то, что на двери, ведущей в ваш кабинет, висит портрет Верещагина, героя фильма «Белое солнце пустыни», и его знаменитая фраза: «Я мзду не беру… Мне за державу обидно…»

В.К. Да-да. Сейчас вроде бы начинают активно бороться с коррупцией. Но вернемся к науке. Любая наука, начиная с закона Ньютона, является, к сожалению, основой для разработки оружия для уничтожения людей. Возьмем закон всемирного тяготения — на его основе рассчитывается баллистика полета ракеты, снаряда, пули.

Мне хочется заострить внимание на двух исторических фигурах, сделавших чрезвычайно много для нашей науки и оставивших после себя великое наследие, принесшее мощь и славу нашему государству, на двух фигурах, к которым наш народ и история относятся неоднозначно. Мне доводилось бывать в Арзамасе-16, Сарове, где создавалась атомная бомба. И меня поразило, с какой любовью, я бы даже сказал, с благоговением, там относятся к Лаврентию Берии. Ведь именно он стоял у истоков создания атомной бомбы, он был наделен колоссальной властью, и только благодаря ему мы довели этот проект до конечного результата. Когда в 1949 году нами была получена атомная бомба, создался паритет двух сил, и план «Дропшот», который разрабатывался США о ядерной бомбардировке Советского Союза, уже был неосуществим.

Никита же Сергеевич Хрущев создал Новосибирский Академгородок и приехал на его открытие. Мне рассказывали, что когда он увидел девятиэтажную гостиницу, то велел срезать четыре этажа. Сказал, не нужно гнаться за этажностью, а то люди будут стареть, и им будет тяжело подниматься на верхние этажи. Посоветовал не экономить, мол, земли у нас хватит.

Эти две в какой-то мере одиозные фигуры, спорные, неоднозначные личности дали толчок такому прогрессу, который позволял нашей стране еще многие годы идти вперед широкими шагами, а ее народу гордиться своей Родиной. Невзирая на все отрицательные качества, которые у них, естественно, присутствовали, эти люди думали о будущем, о завтрашнем дне, о необходимости защиты последующих поколений. Эта наша история, которую нужно беречь.

«ЗАВТРА». Какие вопросы были затронуты в ходе заседания?

В.К. Мы коснулись многих очень важных вопросов. Например, как наука проработала достижения гиперзвуковых скоростей. Мы побывали в лабораториях, в цехах, в аэродинамических трубах, которые на моделях позволяют изучить и обосновать как преодолеть звуковой барьер, как преодолеть гиперзвук, как достичь скорости 3М и выше. Для чего необходим гиперзвук? Для создания оружия, которое было бы неуязвимо и могло бы принести победу в воздушном ли бою, в применении ли воздушно-космических группировок, совместно с сухопутными или морскими и т.д.

Современная война не может быть без науки — наконец-то это поняли и заговорили об этом с высокой трибуны. Дошли до осознания, что в случае военных действий мы сможем противостоять не живой силой и автоматами Калашникова, и танками, хотя никто не умаляет их достоинств, а лучшими научными исследованиями, связанными с фундаментальной наукой.

Характер войны в современных условиях носит, по сути, бесконтактный способ. Скажу больше, даже достижение победы возможно бесконтактным способом. Основу составляет воздушно-космическое применение, а носители — это воздух, морские силы, применение высокоточных ракет, управление ими из космоса.

Пусковые ракетные установки, составляющие наш оборонный щит, размещены, по крайней мере, две третьих нашего ядерного потенциала, в стационарном варианте в подземных шахтах. А у американцев две третьих — на подводных лодках. Поразить нашу ракету, находящуюся под землей, даже замаскированную, и найти атомную подводную лодку — две большие разницы.

«ЗАВТРА». Вас смогли поразить или удивить какими-то своими разработками ученые? Что произвело наибольшее впечатление?

В.К. Что больше всего поразило? Самое главное, что сохранился людской потенциал. На всех предприятиях ОПК одной из главных проблем является то, что люди разбежались, нет квалифицированных рабочих. В советские времена практически при каждом таком предприятии были свои профтехучилища, техникумы, которые готовили нижнее и среднее рабочее звено. В этом было заинтересовано государство, все профильные министерства. А что мы видим сейчас? Не так давно я побывал на Калининградском кораблестроительном заводе «Янтарь», который сейчас выполняет заказ для индусов, строит три фрегата. В беседе с руководством я поинтересовался их проблемами. Оказалось, что — люди, нехватка квалифицированных кадров, например, сварщиков, корпусников. Они нашли выход из положения. Знаете, что они сделали? Они стали набирать вахтовым методом рабочих в Николаеве и Херсоне, где в свое время было сосредоточено все отечественное кораблестроение, организовав для этих целей прямой авиарейс из Калининграда на юг бывшего Советского Союза.

А в Новосибирском Академгородке мы были приятно удивлены тем, что им удалось сохранить весь свой потенциал, всех своих людей. Поразило меня и еще одно. Сибирское отделение РАН охватывает колоссальную территорию нашей страны, и там ведутся геолого-разведывательные работы по изысканию новых месторождений. Там скрыто огромное месторождение редкоземельных металлов (оно может обеспечить не только нашу страну, но и более половины населения земного шара). Мы видели, как выращивают кристаллы. Но, и это является настоящей бедой, ученые не могут заинтересовать всем этим государство.

«ЗАВТРА». Получается, что государству все, что составляет его богатство, мощь, гордость, не нужно?!

В.К. Как ни парадоксально это звучит, но получается, что пока не нужно. Конечно, необходимо вложить туда определенные денежные средства. Конечно, все это находится в труднодоступных местах, вечной мерзлоте и т.д. Но это твоя земля, государство! Раздаются предложения о привлечении частного партнера. Российская Академия наук — учреждение государственное. Российская государственная наука в своем государстве обращается к государству, а в ответ слышит: ищите партнера. Да частник не заставит себя долго ждать. Он попросту все, что можно выгребет, по возможности продаст за кордон, получит прибыль, но при этом совершенно не подумает о стране.

Во время поездки мы своими глазами смогли убедиться, насколько богата наша сибирская земля. И одновременно поняли, насколько мы неспособны в масштабах государства взять все это и рационально распорядиться.
Разведывать мы можем, место есть, перспективы колоссальные, запасы еще больше, а такое возникает чувство, что стучаться приходится в бронированную дверь. И не знаешь, как ее пробить.

«ЗАВТРА». То, что наука нуждается в государственной поддержке, ни у кого не вызывает сомнения. На ваш взгляд, какие ее направления должны стать приоритетными для оказания такой поддержки и почему?

В.К. Действительно, наша наука остро нуждается в государственной поддержке но, по сути дела, никакой государственной поддержки нет. Почему? Да потому что насоздавали различных пустышек, я имею в виду министерства. Вся промышленность сегодня находится в руках частников, вся земля — в руках частников. На сегодняшний день нет практически ни одного государственного сельскохозяйственного предприятия. Не нравятся вам колхозы и совхозы? Создайте фабрику по выращиванию и производству сельскохозяйственной продукции для населения. Вступите в конкуренцию с частником. В этом нет ничего плохого.

Раз наше общество настолько сильно расслоено на богатейших и нищих (среднего класса практически нет), кто же будет об этом нищем человеке беспокоиться? Я не помню, чтобы во времена моей молодости люди жили на свалках. А сейчас они даже вступают в драку за раздел территории по переборке мусора. Я не помню, чтобы во времена моей молодости, приезжая в Москву, я видел в переходе человека, стоящего с протянутой рукой. Сейчас это уже стало привычной картиной. Именно государство должно думать о нищих.

Вы вспомните, как раньше относились к науке? А сейчас у меня создается впечатление, что после того, как Советский Союз ушел с арены (кстати, не по своей воле), ее облили жидким азотом и заковали в непробиваемый кокон, внутрь которого никто не желает стучаться. Изнутри же иногда предпринимаются робкие попытки прорваться наружу, правда, безуспешные.

Не будем кривить душой — у нас было страшное отставание в электронике. А вот запасы редкоземельных металлов у нас огромнейшие, пожалуйста, бери, организовывай. Вместо покупки очередной яхты и самолета построй завод и развивай электронное производство, обогати страну, создай новые рабочие места, дай интеллект. Почему соседний с нами Китай, у которого проблем ничуть ни меньше, развивается семимильными шагами?

Сегодня без фундаментальной и прикладной науки, без исследовательских работ невозможно двигаться дальше по пути прогресса. В какой-то мере благодаря средствам, выделенным на поднятие оборонно-промышленного комплекса, сегодняшняя наука начинает оживать и выдавать, что называется, на гора свои результаты. Дай Бог, чтобы этот процесс шел как можно быстрее.

«ЗАВТРА». Во время визита в Новосибирский Академгородок вы затронули тему принятия законопроекта «О статусе академгородков РФ». Чем может грозить принятие или неприятие этого законопроекта научным центрам?

В.К. Любой академгородок — это конфликт федеральной и местной властей. Но федеральная власть по большей части молчит, а в роли моськи выступает местная власть. В свое время академгородкам выделялись огромные площади в не самых плохих, а подчас и очень даже престижных местах. Жилые дома, объекты соцкультбыта, научные и производственные учреждения, испытательные полигоны и т.д. Местная же власть по причине отсутствия средств не желает осваивать новые, так сказать, пустые места, а норовит ухватить те, где уже есть готовые коммуникации и посадить туда предприимчивых, в основном «своих» людей. Любое строительство в этом случае будет иметь довольно низкую себестоимость, а вот прибыль на выходе можно получить очень даже хорошую.

Мое мнение по данному вопросу однозначное — академгородки нужно сохранять, и даже в какой-то мере придать автономию, чтобы защитить от посягательств и различных злоупотреблений. Но хозяином должен быть федеральный центр.

«ЗАВТРА». Сегодня частенько говорят о том, что для выживания предприятиям ВПК возможно осваивать одновременное производство военной и гражданской продукции. Но позволю себе напомнить, что в советское время всем предприятиям, работающим на оборонку, вменяли в обязанность выпуск продукции гражданского назначения. Например, Куйбышевский завод им. Фрунзе наряду с ракетными и авиационными двигателями выпускал лодочные моторы и торшеры, а Уральские заводы наряду с танками делали и тракторы. Получается, что это новое, на самом деле, хорошо забытое старое. И не нужно изобретать велосипед…

В.К. Мысль насчет двойного предназначения предприятий ОПК совершенно правильная. В советское время, конечно, было что-то подобное, правда, делалось это немного примитивно, гражданская продукция шла как бы в нагрузку. А нужно сделать это нормой.
У нас на сегодняшний день существует много, так называемых, закрытых городков. Они обнесены колючей проволокой, там имеются КПП. В свое время я довольно долго служил в одном из таких городков, в Балтийске. Целый район закрыть нельзя. Если ты все-таки закрываешь целый город или район, то он становится большой обузой для государства. На мой взгляд, колючей проволокой или забором нужно обносить только ту его часть, которая является режимной, на территории которой, грубо говоря, находятся секретные объекты — цех, гавань и т.д. Но город-то нужно открыть. А из его цехов должна параллельно выходить продукция как военного назначения, так и гражданского. Я двумя руками поддерживаю идею двойного назначения предприятий ОПК.

Меня всегда удивляло, почему мы не смогли в советское время сделать достаточное количество хороших стиральных машинок. Луноход, который с успехом управляется с Земли и четко выполняет все команды, смогли создать, а качественные стиральные машинки и холодильники не смогли. Думаю, что, конечно же, мы были способны, просто не это было главным на тот момент. Стояли другие цели и задачи. Наши руководители были, по всей видимости, зациклены на гонке вооружений, которая нас впоследствии и сгубила.

«ЗАВТРА». Каковы основные итоги вашей поездки?

В.К. В настоящее время Сибирское отделение РАН выполняет значительный объем фундаментальных и прикладных исследований в интересах обороны и безопасности страны по двенадцати приоритетным направлениям. Это широкий спектр проблем, начиная от космических исследований, нанотехнологий и наноматериалов для создания перспективного вооружения, оптики и квантовых электронных систем и заканчивая методами и средствами противодействия терроризму. Могу с гордостью констатировать, что по ряду научных направлений уровень проводимых исследований соответствует мировому или превышает его.

По результатам поездки мы, конечно же, дали рекомендации. Не буду перечислять их все, скажу лишь о некоторых. Мы отметили основные направления проводимых исследований, которые требуют государственной поддержки. Также мы предлагаем с 2014 года внедрить Государственную программу подготовки кадров для ВПК. Она должна предусматривать восстановление научных и производственных мощностей и создание гибкой научно-промышленной системы, позволяющей приспосабливаться к изменению текущих задач по созданию новых технологий, разработке и производству военной, экспортной и гражданской продукции.

«ЗАВТРА». «Стратегия рывка», о которой говорит В.В.Путин и члены Изборского клуба, совершенно невозможна без быстрого, энергичного, я бы даже сказала, революционного развития науки. Какие-то планы в этом направлении есть? Как, на ваш взгляд, необходимо строить работу?

В.К. Хорошее слово вы здесь употребили «какие-то планы». На днях мы разбирали очень интересный вопрос. При военно-промышленной комиссии недавно был создан Фонд перспективных исследований системы оборонных инноваций — аналог американского агентства передовых оборонных исследовательских проектов DARPA. В свое время DARPA дала Америке огромный технологический прорыв.

Я не устаю повторять, что если при строительстве рынка у нас получился базар, то нужно возвращаться к плану. Что, скажите мне, было плохого в том, что закладывалась величина добычи руды, выплавка разновидностей стали, которые шли потом на производство кораблей? Что было плохого в том, что предприятиям давалось задание по производству начинки оружия, а учебной системе ставилась задача к определенному сроку подготовить такое-то количество квалифицированных кадров?

Когда я в 1972 году заканчивал военно-морское училище им. Фрунзе, то нас выпустилось на сто человек больше, чем обычно. На тот момент, в соответствии с новой кораблестроительной программой, были получены новые корабли, оснащенные новыми видами оружия. В процессе обучения мы их уже изучали, работали с ними. И когда они поступили на вооружение, мы пришли на них служить. Что в этом плохого в масштабах государства?
Я глубоко убежден, что в оборонном комплексе необходимо планировать, грубо говоря, всё: начиная от добычи руды и заканчивая производством ракет. Я не понимаю, какой может быть рынок, когда на кон поставлена обороноспособность страны? Какая конкуренция?

При Сталине создавались несколько типов самолетов и конкурировали между собой конструкторские бюро и предприятия. Недавно мы проводили парламентские слушания на тему «Возобновление производства МиГ-31: реальность и перспективы». Этот перехватчик до сих пор является непревзойденным, даже отечественные и зарубежные самолеты пятого поколения не дотягивают до его показателей. Почему это чудо техники и инженерной мысли снимают с производства? Почему в Советском Союзе мы могли делать этот лучший в мире самолет, а сейчас не можем? Нас обвиняют в том, что мы лоббируем чьи-то интересы. А мы просто защищаем интересы государства.


Источник: «Завтра», автор Юлия Новицкая.


"Города Сибири" - Новосибирск - «Оборона не терпит шаблона»
Объявления
Тематический каталог
     Р Е К Л А М А
    Мнения
    Новосибирск: Следите за руками… или рейтинг РАН в журналах Nature
    Известный ученый доктор биологических наук Александр Графодатский развенчивает мифы о рейтинге РАН в мировом научном сообществе.
    Красноярск: Краю пропишут «новую приватизацию»
    На прошлой неделе новоиспеченный министр экономразвития страны и бывший первый зампред Центробанка РФ Алексей Улюкаев напомнил о планах по приватизации госсобственности.
    Новосибирск: Операция прикрытия
    — Где умный человек прячет лист? В лесу. Если нет леса, он его сажает. И, если ему надо спрятать мертвый лист, он сажает мертвый лес. (Г.К.Честертон. «Сломанная шпага».)
    Новосибирск: «Оборона не терпит шаблона»
    Адмирал, председатель комитета по обороне Государственной думы РФ Владимир Петрович Комоедов отвечает на вопросы «ЗАВТРА» о сибирской науке.
    Иркутск: «Дайте свободу вузам!»
    Вузы должны управляться как крупные корпорации во главе с эффективными менеджерами, уверен ректор Байкальского университета экономики, управления и права Михаил Винокуров. Правда, для этого придется реформировать бюджетное устройство страны и сменить дейс
    Чита: Театр одного Ильковского
    Региональные и федеральные издания ожидаемо активно отреагировали на назначение Константина Ильковского врио губернатора Забайкальского края. Эксперты, большинство из которых — складывается впечатление — смутно представляют, где находится Чита.
    Иркутск: «Это философский вопрос»
    Для того чтобы снизить стоимость региональных авиаперевозок и повысить их качество, недостаточно воли одной авиакомпании. Необходимо развитие конкуренции на всех уровнях — от аэропортов до поставок топлива, уверен генеральный директор авиакомпании «Ангара
    Чита: Забайкальские казаки: Абсурдно считать атамана Семёнова бандитом
    Председатель стариков Забайкальского казачьего войска Владимир Василевский на Совете атаманов ЗКВ заявил, что абсурдно считать атамана Семёнова бандитом.
    Томск: Томские коммунисты предложили мэру проехаться на маршрутке
    "Мы предлагаем Мэру лично проинспектировать работу томских маршруток, проехав в час пик, например, с конца Иркутского тракта до центра города, а уже после этого принимать или не принимать решение о повышении стоимости проезда»
    Чита: РЖД — госкорпорация, работающая на благо топ-менеджеров, а не народа
    Профессор экономики Евгений Касьянов считает, что ОАО «Российские железные дороги» — госкорпорация, работающая на благо топ-менеджеров и их родственников, а не народа, в доказательство чему приводит формулу работы компании: прибыль приватизировать — расхо
     1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 »