Информационный портал "Города Сибири"Контакты:
sibcity@mail.ru
Новости
Сегодня 16 июля 2019 года, вторник
Найти  
 
Смотрите на портале
Р Е К Л А М А


Rambler's Top100

Яндекс цитирования

Новосибирск

Новосибирск

Письмо министру обороны

27.08.2013

Фото: Виталий Волобуев

– Вы только напишите про нас как-нибудь пострашнее, чтобы все точно поняли, что здесь творится полное безобразие, — говорит мне активная пенсионерка на встрече с подобными ей неравнодушными жителями поселка Гвардейский. Минуту назад выступающий на этой встрече депутат Горсовета Новосибирска Вячеслав Илюхин сообщил, что сегодня в зале присутствует журналист, который осветит происходящее. После некоторого замешательства в мою сторону повернулись люди и начали старательно излагать свои проб­лемы. Стало ясно, что главный дефицит здесь — внимание ответственных лиц, а главный вопрос встречи — знает ли об аховой ситуации министр обороны.

Ситуация же такова: есть поселок, который формально входит в состав Новосибирска, однако земля и вся инфраструктура так же формально принадлежат Министерству обороны РФ. Две зимы подряд здесь умирала котельная, снабжающая 12 тыс. жителей некогда закрытого Гвардейского теплом и горячей водой. Этой зимой она, по всей вероятности, умрет окончательно. Военные проводить капремонт не спешат, а муниципалитет — не имеет права. Единственное, что может мэрия города, — провести учения на случай эвакуации жителей поселка. Это и будет сделано в сентябре. Правда, жители из местных квартир уезжать не собираются ни при каких обстоятельствах. Даром что квартиры формально тоже им чужие — приватизировать жилплощадь успели далеко не все.

Добавим к картине несколько штрихов: банкротство обслуживающих поселок компаний (осколков печально известного «Оборонстроя»), дату на календаре (конец августа) и то, что командир местной Глуховской дивизии (под началом которого, между прочим, находятся ракеты с ядерными боеголовками системы С-300 «Тополь») попросту бросает трубку при любых вопросах о состоянии поселка. И еще раз напомним, что место действия — не какой-нибудь поселок в богом забытой степи Казахстана, а городок, волею судеб построенный прямо под боком у полуторамиллионного Новосибирска. Да, и еще тот факт, что на дворе — не безвременье 1990-х, а вроде бы тучный 2013 год.

Два слишком мягких слова

Уважаемый Сергей Кужугетович!

По центру поселка Гвардейский идет дорога с недавно положенным асфальтом. Внезапно дорога в нормальном понимании этого слова обрывается, после чего начинаются глубокие ямы с легким намеком на асфальт. Как будто все рабочие вместе с деньгами в одночасье исчезли в неизвестном направлении. На самом деле работать дальше запретил местный военный прокурор, возмущенный грубым нарушением закона: на земле Министерства обороны какая-то мэрия Новосибирска задумала проложить нормальное дорожное покрытие. А это уголовщина, растрата средств и вообще — превышение полномочий.

«Военные городки», такие, как Гвардейский, — изобретение сугубо советское. То есть, конечно, военные объекты стоят отдельно от гражданских и в других странах. Но в СССР придумали, что будет лучше закрыть за бетонными стенами и колючей проволокой вместе с военными по десятку тысяч людей (включая женщин, детей и стариков), а также объекты инфраструктуры — котельные, школы, детские сады, больницы. Рекорд в этом смысле принадлежит закрытому городу Северску (бывшая коммуна «Чекист» и «Почтовый ящик № 5»), где под замком и военизированной охраной по сей день проживает почти 110 тыс. человек. В пяти километрах от Томска они охраняют покой Сибирского химического комбината.

Тогда же, в советское время, было заведено правило: в военных городках — свои законы. Правило это действует по сей день. Например, на детские сады и школы не распространяются общероссийские санитарные нормы — военные могут принимать детей, даже если крыша течет, а в помещении грибок. Спартанские условия, не иначе!

При этом СССР давно рухнул. Шли годы, колючая проволока ржавела, а бетонные стены медленно разрушались. Густо разросшаяся сеть военных городков (по разным подсчетам, в СССР их было около 10 тыс.) стала никому не нужна. Хуже всех пришлось бывшим советским республикам. Например, российские военные части уходили из Казахстана, оставляя в степях десятки тысяч человек — без отопления, воды и любых перспектив. Люди внезапно оставались ни с чем — работы нет, жилье служебное, страна, которой приносили присягу, приказала долго жить.

В Сибири было то же самое. Были закрыты военные городки на Крайнем Севере и в Восточной Сибири. Закрывались и откровенно странные поселения. Например, под Новосибирском долгое время был склад Военно-морского флота, а по восточным окраинам мегаполиса, от которого до ближайшего моря три тысячи километров, гордо ходили моряки в бескозырках. «Закрывались» при этом — слишком мягкое слово. Военные просто бросали все и уходили. Те же, кто оказался пригоден в новых условиях, постепенно переходили на баланс местных муниципалитетов. Этот процесс по указу президента Бориса Ельцина формально начался еще в 1997 году, но реально процесс передачи стартовал лишь в 2000 годы. В 2013 году Минобороны посчитало: за годы реформ было «открыто» семь тысяч военных городков. Например, Гвардейский открылся в августе 2011 года. Но «открыто» — это тоже слишком мягкое слово.

Костры во дворах пятиэтажек

Военные порядки (от слова «порядок») стали уходить из военных городков примерно с середины 1990 годов, а кое-где — и раньше. «Я помню, что у нас была авария на котельной в 1987 году, потом в 1995 году, и вот в последние годы, — скрупулезно перечисляет беды жителей Гвардейского председатель местного ТОСа Светлана Турышева. — Правда, тогда командование дивизии было к нам благосклонно — командир разрешил жечь костры во дворах, мы там кипятили воду и готовили еду, грелись, опять же». Зафиксируем эти слова в памяти: за последний десяток лет 12 тыс. человек под Новосибирском несколько раз жарили себе еду во дворах на костре. «Еще в 2002 году я думал, что из поселка пора бежать. Я видел, что происходило с частями в Казахстане после ухода военных. Я успел вовремя уехать», — откровенничал с нами начальник отдела информации и общественных связей администрации Калининского района Новосибирска (формально Гвардейский относится к ним) Анатолий Янов.

Котельная в Гвардейском останавливалась на несколько дней зимой 2011 года, затем еще раз — зимой 2012-го. В первый раз в 30-градусные морозы жители остались без тепла и горячей воды на несколько дней. А уже минувшей зимой аварии на котельной случались дважды — в ноябре и декабре. Останавливались котлы. Без тепла оставались и сами военные вместе с «ядерным щитом» Родины, три детских сада, школа и поликлиника. Жители сетуют, что в эти разы им не разрешили жечь костры — а что, они уже привыкли.

— В последний раз мы просто пригнали с котельной цистерну с соляркой, вырезали в котле дырку и по шлангу поставляли в котел горючее, потому что перемерз мазутопровод. Хорошо еще, что погода не сыграла с нами злую шутку тогда — если бы температура опустилась ниже 16 градусов мороза, то воду в системе отопления поселка пришлось бы сливать, а жителей — эвакуировать, — говорит депутат Горсовета Вячеслав Илюхин.

В этом процессе мэрия могла участвовать — по закону, это была чрезвычайная ситуация, а потому муниципалитет имел право выделить бюджетное финансирование. Кстати, еще у Илюхина есть основная работа — он председатель совета директоров строительной группы «Стрижи» (строит одноименной жилмассив) и глава крупнейшего за Уралом СРО строителей «СРП». Почему это уточнение важно — ниже. Пока же добавим, что разрыв мазутопровода (до сих пор не отремонтированного) привел к тому, что в систему водоснабжения раз за разом стали проникать нефтепродукты. Получается, что мазут вместо того, чтобы литься в котлы котельных, льется теперь из кранов жителей Гвардейского.

Жаль, что он не сидит

Не откроем Вам, Сергей Кужугетович, большого секрета, если скажем, что истоки этой проблемы следует искать в армейских реформах бывшего министра Анатолия Сердюкова. Кстати, по иронии судьбы, свою срочную службу он проходил в Новосибирске, совсем неподалеку от ныне вымирающего Гвардейского. Если воспоминания жителей верны, то Сердюков должен был застать первую аварию в поселке еще рядовым. Появлению остальных он способствовал уже в ранге министра.

Дело в том, что однажды было решено: негоже солдатам заниматься чем-то кроме «несения службы». Известна даже точная дата, не позднее которой руководству пришла эта идея — 15 сентября 2008 года, когда был подписан Указ президента РФ о создании ОАО «Оборонсервис». А потому заниматься ремонтом котельных должна одна компания, мойкой полов — другая, чисткой картошки — третья, и так далее. Нас интересуют две — ОАО «Ремонтно-эксплуатационное управление» (РЭУ) и УК «Славянка». Обе — «дочки» корпорации «Оборонсервис». УК «Славянка» — формально крупнейшее предприятие в сфере ЖКХ России, управляет специализированным жилым фондом Минобороны. К жителям военных городков оно особенного отношения не имеет — многоквартирные дома обслуживают частные структуры местного происхождения; например, в Гвардейском это ООО «Энергопрогресс». РЭУ было создано одновременно с «Оборонсервисом». Это огромный инфраструктурный монстр, который через десятки филиалов обслуживает котельные и прочие объекты инфраструктуры поставок тепла на объектах Минобороны. Именно эта структура обязана обслуживать и ремонтировать котельную в Гвардейском. У нас в России тоскуют, что Отечество так и не явило миру пример огромной компании не из сырьевого сектора. Это не так: в РЭУ сегодня работает 48 тыс. человек. Другой вопрос — кто эти люди.

— Мы как-то приходили в котельную вместе с МЧС, полицией и так далее. Участковый показывает на рабочих и говорит — о, да это все мои клиенты, — рассказывает Илюхин. — И правда, оказалось, что там работают местные алкоголики, бомжи, хулиганы, безработные. Там даже у руководства нет специализированного образования, хотя бы курсов переподготовки. Потому что зарплаты мизерные, социальных льгот никаких. Есть и хорошая для них сторона — еще и никаких обязательств.

Весной этого года мэр Новосибирска Владимир Городецкий встречался с руководством РЭУ, где его клятвенно заверили, что на котельную в Гвардейском летом выделят 30–35 млн рублей и все отремонтируют в срок. В июле эта же структура (которую тем временем возглавила выходец из МЧС Тамара Михайлова) пообещала, со слов вице-мэра Евгения Кима, что к 10 августа котельная будет передана в муниципальную собственность. Вместо передачи к этому времени в Новосибирск пришло сообщение, что 7 августа ОАО «Ремонтно-эксплуатационное управление» признано банкротом. Для понимания: следствие подозревает, что головная структура и филиалы этой организации так или иначе использовали мошеннические схемы в госконтрактах на сумму 63 млрд рублей. Хотя еще в июле вице-мэр Евгений Ким утверждал, что деньги на котельную выделены, работы вот-вот начнутся.

Злая ирония ситуации в том, что мэрия города готова и отремонтировать котельную, и положить асфальт во дворах, которые, кажется, еще не в курсе, что СССР развалился, и даже за свой счет провести межевание территории перед передачей. Но все упирается в нежелание военных — по сути, в приказ министра обороны. Хотя практика, уважаемый Сергей Кужугетович, показывает, что военные могут шевелиться и без вашего приказа. Например, по центру поселка рядом с дорогой, на которой зеброй положен асфальт, недавно проложили силовой кабель от местной подстанции (стоит ли говорить, что она тоже умирает, причем так очевидно и красноречиво, что жители даже боятся включать в сеть приборы большой мощности). Адресат поставок электричества, для которого земля поселка не оказалась неприкосновенной, — строящийся поблизости хладокомбинат.

Я здесь главный

— Давайте я вам сейчас че-нибудь расскажу, — нехотя встает со своего места хмурый мужчина с хитрым и одновременно безразличным взглядом, позже представившийся как «майор Егоров», ответственный за хозчасть в местной дивизии.

Место действия — снова собрание активистов, которые в очередной раз пытаются выяснить у военных, что же происходит с котельной. Высокое собрание расположилось в местном Доме культуры российской армии (ДКРА), который имеет номер 148. Значит, где-то есть как минимум еще 147 подобных домов культуры. Осознавать это — весьма прискорбно, потому что здание перешло на баланс муниципалитета только несколько месяцев назад. И поэтому, наверное, находится в плачевном состоянии — на втором этаже с крыши сочится вода, обои на стенах желтые от проходящих по ним потоков, наружная кирпичная кладка на одной стене обваливалась уже несколько раз — на ней видны грубо замазанные солдатскими руками новенькие кирпичи.

Местные жители месяц назад в количестве 600 человек собрались на митинг. «На митинг явился командир дивизии, гвардии полковник Александр Стенькин, — рассказывает председатель клуба избирателей Илюхина Леонид Рыбин, тоже военный, гвардии подполковник запаса. — Сначала он сказал, что уволит всех своих подчиненных, которые при­шли на митинг. Затем отчитал местных активистов, сказав, что он и без них все знает и обо всем печется. И в конце заявил, что депутат просто наживает на горе людей политические очки». А потом сообщает, что баннер с митинга попросил отдать местный ведомственный детский сад — они при помощи него покроют крышу.

Рыбин — еще один активист, который о командире дивизии Стенькине говорит как о вселенском злодее. Добываем телефон Александра Стенькина, звоним. После того, как гвардии полковник слышит, что мы журналисты и хотим поговорить с ним о ситуации в поселке Гвардейский, он просто бросает трубку. Перезваниваем несколько раз. Полковник больше общаться не хочет. Есть версия, что он вообще так относится ко всем, кто ниже него по званию. Например, Рыбин — подполковник, Илюхин — вообще рядовой, а журналисты — кто? Даже не рядовые, так, мясо…

Через несколько часов на встрече жителей с военными за эти звонки меня отчитает замполит, тоже гвардии полковник Михаил Нестерчук. Командир, по его словам, на такие вопросы отвечать не имеет права. А вот бросать трубку, поясняет замполит, — это вполне в его компетенции. В объемном зале Дома культуры по центральному проходу между креслами как будто проходит линия фронта. Слева сидят жители. Справа — немногочисленные представители командования дивизии: Нестерчук с выражением благоговейного всепрощения на лице и уже упомянутый «майор Егоров», который старательно записывает все выступления жителей в блокнот. Чтобы хоть как-то способствовать диалогу, садимся на сторону военных. Не помогает. «Да нам тут прислали пушечное мясо», — выкрикивает слева боевая старушка. Нестерчук, улыбаясь, смотрит в пол. Егоров записывает.

Тем не менее, «че-нибудь» Егоров в итоге рассказал. По его словам, по состоянию на 16 августа один котел отремонтирован на 50%, второй — на 30%. «Да, капитального ремонта не проводится, но мы контролируем ситуацию каждый день и пишем справки командованию дивизии», — резюмировал майор. Скромный дедушка по другую сторону фронта от него вдруг тихо произнес: «Я бы все-таки уже вилы взял, сколько с ними можно разговаривать». Но мэрия Новосибирска в силу своей компетенции пока может только разговаривать. Каждую неделю на котельной Гвардейского проводятся совещания. Каждый четверг в обед готовятся протоколы примерно одного содержания: «капитальный ремонт не ведется», «работы по текущему ремонту идут со срывом графика», «контроль за работой подрядных организаций не осуществляется».

Дом культуры, парикмахерская, наркотики

Дом культуры российской армии, в котором проходила встреча, — учреждение знаковое. На нем прямо сейчас демонстрируют, как хорошо, когда социальный объект переходит от военных мэрии. Формально он перешел в ведение муниципалитета весной, реально военные пустили сюда муниципалов только через несколько месяцев. «Сначала нам говорили, что прямо в тот день и прямо в то время, когда мы туда пришли в первый раз, там проходило задержание каких-то преступников. Потом комдив сказал мне, что земля-то под домом культуры все равно его, и он может издать приказ, чтобы мы убирали свои стены с его территории. Я ему ответил: давайте, издавайте, мы посмеемся», — рассказывает директор муниципального центра «Пашинский» Сергей Скрыпник. Для этого письма важно добавить: майор в отставке. То есть, по предполагаемой версии относительно командира дивизии, также лицо, недостойное внимания.

Если коротко описывают, что такое центр «Пашинский», то обычно говорят — во всей стране дворцы пионеров исчезли, а у нас остался. Сегодня только по муниципальному заданию здесь занимается более трех тысяч детей. Но так было не всегда. Когда Пашино и еще несколько поселков вокруг него только перестали числиться как военные поселения, тут было всего 300 воспитанников. Директором центра в то время был бизнесмен Вячеслав Илюхин. Социальный эксперимент? «Можно сказать и так», — соглашается он.

— Когда я пришел туда первый раз, то там в холле висела одна лампочка, и сидела старушка за столом. Светло было только в кабинете директора. Только в одном доме культуры в двух местах продавали наркотики, — вспоминает сейчас Илюхин. За попытку разгона цыганского табора с наркотиками на него тогда возбудили дело «по факту разжигания национальной розни», три месяца он скрывался от следствия за границей. Через восемь лет Илюхин передал пост Скрыпнику. В нынешнем кабинете директора центра «Пашинский» за шкафом припрятан трофей — объявление о том, что в ДКРА поселка Гвардейский каждый желающий может обучиться вождению автомобиля. А еще, по словам местных жителей, здесь работала парикмахерская и множество платных кружков для детей. По информации Скрыпника, бывший директор Дома культуры (ныне отбывший на историческую родину, в европейскую часть страны) заставлял преподавателей регистрироваться в качестве ИП, платить ему деньги за аренду помещения и набирать детей-платников. Военная прокуратура (которую, к счастью, никаким сторонним ОАО в рамках оптимизации Минобороны не отдали) нарушений в такой политике не выявила.

Позже оказалось, что командование дивизии при передаче дома культуры вело двойную игру. «Лично Стенькин ходил на прием в мэрию, чтобы передать ДКРА не в департамент образования, как теперь, а в департамент культуры. Потому что учреждениям культуры можно сдавать помещение в аренду. А все документы по зданию, в том числе свежие бумаги из БТИ, от нас скрывались», — утверждает Скрыпник. Кстати, по образованию Сергей Скрыпник — психолог, по совпадению учился в Иркутске почти одновременно со Стенькиным. Поэтому для директора центра «Пашинский» командир дивизии — еще и отличный объект для психологического изучения. На ремонт ДКРА мэрия города в этом году уже выделила 10 млн рублей. На ремонт котельной каждый год вот уже несколько лет в бюджете города резервируется примерно по 30 миллионов. Но потратить их пока не удается — земля все так же остается у Министерства обороны. Пожалуй, конкурировать в отношении  передачи своей собственности в руки муниципалитета может только РАН.

Все в ваших руках

— Вы верите, что депутат просто так может заботиться о своем округе за свои деньги, без всяких корыстных мыслей? Ну, детские площадки построить, например, или дорогу провести? — спрашивает меня Илюхин. Честно отвечаю ему отрицательно.

Здесь пришло время немного рассказать о третьей стороне конфликта — самом Илюхине. В середине нашего интервью без всякого на то повода он вдруг говорит: «Если бы я преследовал там какие-то политические цели, я бы с командиром дивизии дружил и ничего ему не говорил. Потому что все знают, что на выборах голосуют солдаты, причем понятно, по какому принципу. Командир тоже так думал, но здесь не угадал».

Оставим эту мысль повисшей в воздухе — мы же совсем не о политике. Тем не менее, пока мэрия не имела права, а военные не хотели, Илюхин за деньги и связи своей компании и своих коллег по СРО строил в Гвардейском детские площадки, делал ремонт в поликлинике (здание которой пока также не муниципальное). Поэтому снаружи городок выглядит совсем не умирающим — это с виду тихое место с размеренным ритмом жизни, с колясками на улицах и бабушками на лавочках. Все его проблемы пока не видны невооруженным глазом — как раковая опухоль, до поры разъедающая тело больного незаметно.

Еще одна серия фактов. В прошлом году городские власти вели переговоры с инвесторами, которые готовы были поставить в поселке котельную — на энергетике ведь давно можно зарабатывать по прозрачным схемам. Газовую установку планировало поставить ОАО «СИАСК» — модульные блоки можно было собрать за несколько недель. Свою помощь предлагал и расположенный неподалеку завод «Искра» (входит в «Ростех»), где специально для Гвардейского в этом году соорудили дополнительный котел. Но для того, чтобы его тепло дошло до жителей, нужно копать землю, а земля, как мы помним — ограниченно священная.

Такой же путь прошел пару лет назад поселок Флотский, расположенный неподалеку (да, именно здесь служили моряки). С той лишь разницей, что военные в поселке быстро приняли решение о передаче земли в муниципалитет, и новая котельная там уже работает. Во «Флотский» мы едем с Сергеем Скрыпником, который хочет продемонстрировать нам контраст. Заходим в бывший Дом культуры — теперь здесь одно из подразделений центра «Пашинский». Разница с ДКРА — как между немецким и российским автопромом. Здесь пока каникулы, и к тому же обед. На втором этаже в одном из кабинетов обедают педагоги. То ли из соображений субординации, то ли из реальной вежливости они приглашают нас со своим директором к столу. Около получаса мы выслушиваем проблемы: низкие зарплаты, отсутствие педагогического стажа, дороги, низкий набор детей. Директор рассказывает о проблемах с чиновниками, долгом оформлении документации, проволочках. Этот эпизод помещен сюда для того, чтобы продемонстрировать — жизнь без военных тоже не идеальна, и мы тоже не считаем, что жители Гвардейского после передачи земли в собственность мэрии Новосибирска окажутся в райских кущах.

Перед уходом один из педагогов обреченно спрашивает Скрыпника:

— Так что, вы думаете, что Россию не переделать?

— Что вы, — отшучивается он. — Все проблемы, так или иначе, решаемы.

А в случае с Гвардейским и ему подобным, даже известно — как и кем. В конечном счете, если местное начальство бездействует, все упирается в одну-единственную подпись на приказе министра обороны о передаче земли в Гвардейском в муниципалитет. Наверное, в сотне других поселков зерно проблемы не острее. Главное, Сергей Кужугетович, — знаете ли вы об этом.

Новосибирск, 26 августа 2013 года

Голодовка, эвакуация — все хорошо

Ситуация в поселке «Гвардейский» — типичная. А вот то, что за все это время жители ограничились всего лишь одним митингом, напротив, случай уникальный. В других военных городках, которые хоть сколько-нибудь заметны широкой публике, уже давно освоили более эффективные меры борьбы за собственные права.

Например, в конце 2012 года в военном городке «Сибирский» Алтайского края (он стоит прямо на федеральной трассе «Чуйский тракт») выяснилось, что перед началом отопительного ремонта в местной котельной так и не был проведен капитальный ремонт. Тогда глава местной администрации (гражданской) Олег Боронин объявил голодовку и потребовал от краевых властей оперативных действий по ремонту. Уже через несколько дней был подписан контракт на проведение капитального ремонта стоимостью 15 млн рублей. Голодовка главы достигла цели.

Где-то местная администрация оказалась менее решительной, и дело в итоге закончилось эвакуацией жителей. Например, сегодня уже мало кто помнит, как в первые дни нового, 2010, года в 40-градусный мороз проходила эвакуация двух тысяч жителей из военного городка «Степь» в Забайкальском крае. Ситуация та же: аварийная котельная, отсутствие ремонта, в итоге — авария и вымерзание поселка.

Забайкальский край и Бурятия — вообще два самых проблемных сибирских региона с этой точки зрения. Забайкалье, напомним, долгое время было местом сосредоточения центрального аппарата Сибирского военного округа. Затем округ назвали Центральным, а штаб перенесли в Екатеринбург — и с этим переносом оказались ненужными десятки поселений в Чите и рядом с нею. «Тревожно с котельными. Плохо подготовлены котельные или совсем не подготовлены, не завершены работы на 34 котельных из 130», — констатировал сразу после переезда в 2011 году тогдашний глава Забайкалья Равиль Гениатулин.

Прошло два года, а риторика высоких совещаний ровно такая же. Последнее совещание по этой теме прошло в Улан-Удэ в конце июля. «Есть целый ряд внутренних проблем организаций, подведомственных Минобороны. На нынешний день ремонтные работы в должном объеме не ведутся. Поэтому есть риски плохо подготовить военные городки к зиме», — констатировал тогда полпред президента в СФО Виктор Толоконский. Добавив, что накануне вечером послал шифрограмму министру обороны — чтобы и он знал о ситуации.



Эксперт Сибирь

"Города Сибири" - Новосибирск - Письмо министру обороны
Объявления
Тематический каталог
     Р Е К Л А М А
    Вопросы безопасности
    Чита: Жители Большой Туры собирают на металлолом осколки разорвавшихся снарядов
    Военные выявили случаи сбора местными жителями останков разорвавшихся снарядов на складах Минобороны в посёлке Большая Тура Карымского района Забайкалья, сюжет об этом вышел 8 мая в эфире телекомпании «Альтес».
    Улан-Удэ: Сибирские ученые прогнозируют наводнение в Бурятии
    В Бурятии в этом году с большой долей вероятности может случиться большое наводнение, которое бывает в республике раз в тридцать лет. Такая информация была озвучены на заседании общественного экологического совета при прокуроре Бурятии.
    Чита: Ящур а Забайкальском крае
    Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Забайкальскому краю и Амурской области сообщает, что в личных подсобных хозяйствах жителей с.Дурой Приаргунского района Забайкальского края выявлены животные с клиническими призна
    Новосибирск: Письмо министру обороны
    История о том, как под боком у Новосибирска — без работающей котельной, с водой вперемешку с мазутом, с прячущимся от людей командиром дивизии — выживают 12 тысяч человек, по должности обязанных поддерживать в состоянии боеготовности «ядерный щит Родины».
    Улан-Удэ: В Сибири разваливают громкое «дело Садыка»: после 8 млн. рублей из дела исчезли отпечатки пальцев
    Источники в правоохранительных органах на ЭКСКЛЮЗИВНЫХ условиях сообщают «Преступной России» об очередном, мягко говоря, странном обстоятельстве, появившемся в уголовном деле бурятского «авторитета» Ильшата Иванова.
    Улан-Удэ: Поставщик топлива для военных городков Бурятии: «Я такого в России нигде не встречал»
    Военные городки вновь могут оказаться на грани вымерзания. Громкое заявление на сей раз делают не жители и не администрация.
    Улан-Удэ: Поставщик топлива для военных городков Бурятии: «Я такого в России нигде не встречал»
    Военные городки вновь могут оказаться на грани вымерзания. Громкое заявление на сей раз делают не жители и не администрация.
    Иркутск: При прохождении предполетного досмотра, обнаружены оружие и боеприпасы
    В Иркутском ЛО МВД России на воздушном транспорте, в рамках борьбы с незаконным оборотом оружия, при прохождении предполетного досмотра, с начала 2013 года имели место четыре факта обнаружения оружия и боеприпасов.
    Чита: Приглашаем забайкальских ребят принять участие в конкурсе детского рисунка
    Государственная инспекция труда в Забайкальском крае приглашает забайкальских ребят принять участие в конкурсе детского рисунка «Мама и папа берегите себя на работе!»
    Барнаул: Алтайская таможня защищает права интеллектуальной собственности
    В 2012 года Алтайской таможней выявлено и изъято из незаконного оборота более 147 тысяч единиц контрафактной продукции (в 5 раз больше, чем в 2011 г.). Было возбуждено 14 дел об административных правонарушениях за незаконное использование товарного знака.
     1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 »
    Организации
    другие...