Информационный портал "Города Сибири"Контакты:
sibcity@mail.ru
Новости
Сегодня 25 мая 2019 года, суббота
Найти  
 
Смотрите на портале
Р Е К Л А М А


Rambler's Top100

Яндекс цитирования


Средней температурой не измерить

11.02.2014

Производство растет, но за счет добычи в «нетрадиционных» регионах. Объем инвестиций сокращается. Потребительский рынок продолжает генерировать триллионы. Таковы предварительные итоги развития Сибири в прошлом году

Сказать, что на самом деле происходит в экономике Сибири, опираясь лишь на сухие цифры статистики, практически невозможно. Более или менее приближенные к реальности оценки можно лишь прочувствовать на месте — в данных Росстата «жизни» почти не видно. Но винить этот государственный орган в таком положении вещей не стоит. Просто в Сибири (как и во всей стране) сосуществуют как бы две экономики, друг с другом практически не связанные. Одна, «большая», завязана на экспорт и сильно зависит от внешнеэкономической конъюнктуры на продукцию базовых отраслей — нефти, газа, угля, алюминия и т.д. В ней крутятся основные деньги, в ней случаются крупные достижения — как, например, запуск нового ЛПК в Братске (Группа «Илим») или Богучанской ГЭС в Красноярском крае. Но она же искажает статистическую картинку — топот слонов всегда громче мышиной возни.

Между тем вторая экономика — «приземленная», экономика малых и средних предприятий, — скорее жива, чем нет. Она больше зависит от колебаний внутреннего спроса и метаний в сфере государственного контроля. Ситуация в ней настолько разнообразна и противоречива, что никакой «средней температуры по больнице» априори определить не получится.

Производство: рост, да не тот

Посмотрим на данные Росстата, пока — за январь–ноябрь 2013 года. Промышленное производство в целом по СФО выросло на 3,9% (в целом по стране упало на символические 0,1%). Темп — ниже, чем за аналогичный период прошлого года. Как известно, индекс промышленного производства (ипп) высчитывается на основе агрегирования показателей развития трех фундаментальных отраслей экономики: добычи полезных ископаемых, обрабатывающих производств, а также производства электроэнергии, газа и воды. Так вот, основным «виновником» замедления динамики ИПП в Сибири стала как раз энергетика, индекс производства в которой по отношению к десяти месяцам 2012 года просел до 96,1%.

Декабрь лишь немного скорректировал эти цифры: всего электростанции Сибири в 2013 году выработали чуть больше 197 млрд кВт/ч электроэнергии — на два процента меньше, чем в предыдущем году. По данным ОДУ Сибири, существенно сократилась выработка на тепловых станциях (92,8 млрд кВт/ч, что на 15,5% меньше, чем в 2012 году) и электростанциях промышленных предприятий (9,4 млрд кВт/ч, на 7,8% меньше, чем годом ранее). Зато гидрогенерация продемонстрировала рост на 17%, до 94,7 млрд кВт/ч, что связано с повышенной водностью на Енисее и в ангарском каскаде. В то же время потребление электроэнергии в объединенной энергосистеме Сибири в прошлом году, по оперативным данным, сократилось на 2,3% — до 205,3 млрд кВт/ч.

Энергетика. Рост в энергетике зафиксирован был только в Бурятии, Хакасии, Забайкалье и Красноярском крае. В остальных регионах Сибири случилось падение. Причины — и в экономике, и в природе. Тренд характерен для всей страны: по данным «Системного оператора», основными факторами снижения потребления электроэнергии в 2013 году в России стало падение потребления предприятиями металлургической отрасли (алюминиевые заводы с начала года снизили потребление более чем на 5 млрд кВт/ч по сравнению с 2012 годом) и аномально теплая погода в зимние месяцы. Особенно теплым выдался декабрь как раз в регионах ОЭС Сибири, где среднесуточная температура этого месяца составила минус 8,9° С, что на 5,7° С выше среднемноголетней и на 15,5° С выше показателя декабря 2012 года.

Именно природный фактор привел к сокращению выработки и в зоне деятельности ТГК-11 — Томской и Омской областях, объяснили «Эксперту-Сибирь» в компании. Представитель Сибирской генерирующей компании также отметил, что падение выработки в регионах СФО в прошлом году стало и следствием более высоких среднегодовых температур, и общего спада электропотребления в стране и регионах Сибири. По данным Кузбасского РДУ, сокращение выработки в регионе по итогам года составило 20,3% (всего 20,2 млрд кВт/ч) и было связанно с проводимыми реконструкциями энергетического оборудования электростанций, а также увеличением сальдо-перетоков из соседних энергосистем ОЭС Сибири. Потребление снизилось не столь катастрофически — всего на 2,6% (до 33,9 млрд кВт/ч), причем в основном — за счет ОК «РУСАЛ», последовательно сокращавшего производство на своем алюминиевом заводе в Новокузнецке.

Одним из факторов роста в Хакасии стало увеличение выработки Саяно-Шушенской ГЭС — станция постепенно возвращает позиции, потерянные в результате техногенной катастрофы 2009 года. «Кроме того, в республике фиксируется рост промышленного производства, в связи с активным развитием угледобывающей отрасли, вводом нового жилья. Все это в том числе ведет к росту потребления и увеличению выработки», — отметили в СГК. Тем не менее, общий тренд — очевиден. И хотя значение природного фактора не преуменьшить, все же спад в энергетике Сибири в большей степени коррелирует с состоянием «большой экономики».

Добыча. В целом по СФО добыча полезных ископаемых выросла на 8,5% (год назад в этот же период было 10,4%), что на общероссийском фоне (1,2%) выглядит впечатляюще. Но, углубляясь в цифры, нетрудно заметить тревожные симптомы (см. график 1).

Стагнирует или даже сокращается добыча базовых для Сибири сырьевых товаров — угля, нефти, газа. Позитивную динамику в январе–ноябре прошлого года поддержали и ускорили Хакасия (рост 12,1%), Новосибирская (17,5%) и Иркутская области (35,1%), а также — с фантастическим результатом в 37,2% роста — вроде бы совсем не сырьевой Алтайский край (по предварительным данным Алтайкрайстата, добыча полезных ископаемых по итогам всего года выросла в крае и вовсе на 41,1%).

По мнению ведущего научного сотрудника Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, к.э.н. Мирона Ягольницера, в каждом регионе стоит искать собственные драйверы добычи. В Иркутской области, где в последние годы бурно развивается новый для региона нефтегазовый сектор, рост добычи обеспечивается также и золотодобычей. В Новосибирской области растет добыча т.н. общерас­пространенных полезных ископаемых (песок, гравий и др.), что, очевидно, определяется позитивной динамикой в строительном комплексе. Свой вклад в общую копилку в прошлом году внес и «Сибирский антрацит», добывающий в регионе уникальные по качеству угли-антрациты. При этом добыча нефти в Северном районе области по-прежнему падает. А в Алтайском крае столь бурную динамику обеспечило развитие новой для сибирской «житницы» полиметаллической отрасли (на трех рудниках ОАО «Сибирь-Полиметаллы» за год было добыто более 800 тыс. тонн руды, что существенно превысило плановые значения). В Хакасии и Бурятии динамику сектора поддерживает добыча угля, идущего на экспорт. В Забайкалье выросли добыча угля (на 5,6%) и выпуск концентратов — серебряных (15%), золотосодержащих (12,7%), свинцовых (12,3%), цинковых (46,%%), сурьмяных (58,7%) и т.д. Что касается Омской области, то она и так не является лидером в добыче. Основные выданные лицензии здесь касаются геологоразведки, а из немногих оставшихся разрешений на добычу — много аннулированных лицензий (цирконий ильменит, подземные питьевые и технические воды, и т.д.).

Регионы, производящие в Сибири основные объемы топливно-энергетических ресурсов, демонстрируют небольшое снижение объемов добычи, связанное с падением цен на уголь (Кузбасс) и ухудшением добычи на стадии выработки месторождений (давняя беда томской нефтянки). Так, сокращение добычи нефти в Томской области, по предварительным данным, составило 4,7% (до 11,35 млн тонн). Примерно настолько же добыча может сократиться и в 2014 году — до 10,9 млн тонн. Причины — прогрессирующее сокращение объемов, добываемых ОАО «Томскнефть» (на паритетных началах принадлежит «Роснефти» и «Газпром нефти»), месторождения которой «находятся в стадии падающей добычи из-за значительной выработки запасов и, соответственно, роста обводненности продукции. Геолого-физические характеристики месторождений, вводимых предприятием в разработку, не дают возможности компенсировать снижение добычи по «старым» (цитата по «РИА Новости»). При этом рост добычи нефти структурами «Газпрома» и независимыми операторами пока не перекрывает падение на крупнейшем предприятии. Добыча природного и попутного газа пока что растет (по итогам прошлого года — на 9,5%). Эта картина лишний раз показывает, что традиционное сырье — важное конкурентное преимущество Сибири, но драйверы роста в базовом секторе стоит искать в альтернативных ресурсных нишах. И, конечно, не забывать о важности геологоразведки.

Обрабатывающие производства. Рост в этом секторе за январь–ноябрь составил 2,8% (по России индекс — 99,4%) благодаря, прежде всего, «прорывам» в Бурятии (плюс 18%, год назад было падение; рост обеспечен госзаказом на Улан-Удэнском авиазаводе) и Туве (16,4%). Но в физическом выражении размеры индустрии в этих республиках невелики, так что в целом по Сибири картинка во вторичном секторе экономики выглядит не столь уж и радужной.

К тому же просели промышленно развитые Алтайский край и Иркутская область. Хотя отдельные отрасли на Алтае продемонстрировали и существенный рост, например, производство резиновых и пластмассовых изделий (на 32%), неметаллических минеральных продуктов (на 24,2%) и электрооборудования (на 11,8%). В Томской области, где индустрия также ушла в минус, выросло только химическое производство, да и то всего на 0,9% (производство метанола — на 9,3%, лекарственных средств — на 46,9%). В Забайкалье же, где обработка и так никогда не преобладала в структуре промышленности, прогрессирует тотальная деиндустриализация — индекс в секторе составил 79,2%. Как в Республике Алтай (82,6%). А в Кузбассе сократился выпуск первичного алюминия (на 14,9%), что сразу затмило небольшой рост в металлургии (за счет выпуска готовых металлических изделий, чугуна, стали и проката).

На наш взгляд, картинка в этом секторе, нарисованная Росстатом — самая мутная. Ведь именно в обработке и сосредоточена индустриальная часть той самой «второй экономики» Сибири. В среднем, как видно, в ней ничего особенного не происходит. Но в локальных сегментах, если долго копаться в куче, можно найти интересные примеры. Так, лишь в одной Новосибирской области за январь–ноябрь прошлого года существенно нарастили производство производители крупы и муки, трикотажных изделий, обуви, брюк, бриджей и шортов, ящиков из гофрокартона и книг, а также бутылок из полимеров, кирпичей, строительных растворов, медицинский изделий и мебели. Позитивную динамику в ряде отраслей в Омской области, очевидно, определял рост гособоронзаказа на предприятиях ОПК. Так, наибольшие показатели зафиксированы в производстве электро-, электронного и оптического оборудования (рост на 23,3%) и транспортных средств (12%), а также в сфере обработки древесины и производстве изделий из дерева (13,2%) и химпроме (14,2%).

Однако на фоне общих показателей, в которых доминируют крупные заводы, комбинаты и фабрики, эти приятные узкоотраслевые прорывы сливаются в статистическую погрешность.

Инвестиции: падаем дальше

Учитывая то, что сказано выше, легко понять, что на самом деле происходит с инвестициями. Статистика по ним есть только за январь–сентябрь 2013 года — за этот период в основной капитал в СФО было вложено чуть более 856 млрд руб­лей. Падение по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — почти 10% (по стране — лишь 1,4%). Очевидно, по итогам года цифра так или иначе дойдет до триллиона руб­лей (по итогам 2012 года — более 1,4 трлн руб­лей), но общая отрицательная динамика на фоне давнего и основательного недоинвестирования Сибири удручает (см. график 3).

Рост инвестиций зафиксирован только в республиках Алтай и Тыва, да в Новосибирской области. Но они на общую картину влияют несильно.

Триллион — много это или мало для Сибири? Однозначно — мало. К тому же основной массив инвестиций традиционно концентрируется в трех регионах — Красноярском крае (почти 245 млрд руб­лей за январь–сентябрь), Кемеровской (более 140 млрд руб­лей) и Новосибирской областях (почти 105 млрд руб­лей). В позапрошлом году эти территории привлекли гораздо больше денег.

В прошлом же больше всех просел Кузбасс: за девять месяцев — минус 24%, тогда как в аналогичном периоде 2012-го был рост 17,6%. Несмотря на то, что по итогам года в Кемеровской области установлен очередной рекорд по добыче угля (203 млн тонн), сокращение внутреннего потребления вкупе с турбулентностью на внешних рынках угля не дает поводов для оптимизма. Родной стране столько угля явно не нужно — в приоритете газовая генерация. Неудивительно, что губернатор Кузбасса Аман Тулеев открыто признает, что будущее отрасли целиком и полностью зависит от экспортных поставок, прежде всего, в страны АТР. Только в Китае, к примеру, до конца 2015 года планируется закрыть две тысячи опасных нерентабельных шахт, емкость высвобождаемого рынка, по оценке Тулеева, превысит 180 млн тонн. Проблема в том, что даже нынешние рекордные объемы РЖД вывозит с задержками, особенно в восточном направлении. На недавней встрече с министром обороны России Сергеем Шойгу Тулеев посетовал, что на складах в регионе снова скопилось более 16 млн тонн: «А это два миллиарда налогов. Европа уголь не берет, а на восток РЖД не принимает. Пока вывоз угля идет сложно».

Успокаивает пока лишь то, что спрос на уголь со стороны мировых потребителей, несмотря на волатильность цен, остается стабильным. Но такое положение чревато дальнейшим сокращением инвестиций в регион — угольные компании будут вынуждены экономить на программах технического перевооружения, что отразится, в том числе, на производителях оборудования и сервисе. «Если в 2008–2009 годах мы продавали готовые машины, то сейчас занимаемся ремонтом и модернизацией. Если в 2010 году в общем объеме заказов доля ремонтов была 30%, то сейчас — 70%... В 2008 году заказы, конечно, и отзывали, и приостанавливали, но потом мы восстановились, 2011 год был успешным, а сейчас заказов просто не размещают — на 2014 год подтвержденных финансированием контрактов не просматривается вообще», — признавался в интервью «Интерфаксу» Владимир Добрыдин, заместитель гендиректора ОАО «Объединенные машиностроительные технологии» (владеет заводом горного оборудования в кузбасском Киселевске).

В целом падение объема инвестиций экономисты связывают не с кризисом, а с тем, что в СФО больше не реализуются масштабные проекты. А те, что были, либо закончились, либо уже существенно профинансированы (Богучанский энергометаллургический комплекс в Нижнем Приангарье, лесоперерабатывающие комплексы в Красноярском крае и Иркутской области и т.д.). В Кемеровской области пока нет ничего другого, кроме добычи и обогащения угля, например, углехимических проектов. В Иркутской области и Красноярском крае нет проектов в нефтегазохимии (хотя заявления о том, что они будут, звучат постоянно). «Снижение объема инвестиций в Сибири — вполне закономерное явление. Ключевые отрасли местной экономики (добыча и металлургия), особенно в Кузбассе, переживали в последние годы не лучшие времена. Цены на многие промышленные металлы на мировых рынках более года оставались ниже себестоимости производства, в результате чего сильно снизилась рентабельность металлургов. Сейчас средняя операционная маржа, например, у сталелитейных компаний (ММК, «Северсталь» и др.) составляет менее шести процентов, тогда как, например, в 2011 году этот показатель был выше 15%. У «РУСАЛа» маржа и вовсе лишь три процента. В таких условиях металлургам не остается ничего другого, кроме как снижать издержки и сокращать инвестпрограммы. Это определенно не какой-то тренд или устойчивая тенденция, это просто кризисная ситуация в отрасли, связанная с низкими ценами на промышленные металлы на мировых рынках. Но ситуация эта временная, причем она характерна именно для «классической» металлургии, а в относительно новых направлениях бизнеса, например, в добыче редкоземельных металлов или алмазов, наблюдается устойчивый рост, так как у этих отраслей есть значительный потенциал для роста, поскольку спрос на такую продукцию потенциально может быть очень высоким», — говорит аналитик ФК AForex Нарек Авакян.

Уникальное достижение прошлого года — фантастический рост иностранных инвестиций (см. график 2).

За весь 2012 год в СФО было вложено чуть более 3,9 млрд долларов; за январь–сентябрь прошлого года — почти семь миллиардов долларов. Очевидно, по итогам 2013 года цифра окажется еще внушительнее. Баснословный взлет случился в Красноярском крае: по итогам 2012-го — всего 177 млн долларов, за девять месяцев прошлого года — свыше 3,8 млрд долларов. Четкого объяснения такому феномену мы не нашли. «С одной стороны, это может быть связано с открытием сервисных центров для обслуживания иностранного оборудования для горнорудной и металлургической отраслей в РФ, поскольку происходит экономия средств на покупку новой техники. С другой стороны, в рамках таких корпораций, как «РУСАЛ», Evraz Group, УГМК, СУЭК и др., это может быть корпоративное перемещение свободных средств из зарубежных филиалов компаний для финансирования проектов в России. Но вряд ли это портфельные инвестиции, поскольку фондовый рынок в России «схлопнулся»», — считает Мирон Ягольницер. «На мой взгляд, положительно сказались усилия правительства РФ по увеличению инвестклимата в стране. Действительно, за 2012–2013 годы удалось снизить коррупционный налог и многочисленные административные барьеры во многих регионах страны, особенно в Сибири. В результате чего иностранные инвесторы сейчас идут с вложениями в Россию, которая является одной из самых недокапитализированных экономик мира и имеет большой потенциал для роста, а соответственно может дать значительную доходность инвестиций», — высказывает свою версию Нарек Авакян.

Потребление: основной драйвер роста

«Большая экономика» Сибири очевидно подстраивается под колебания мировой конъюнктуры. Особенно от этого страдает алюминиевая промышленность; в «РУСАЛе» уже заявили, что могут закрыть Саяногорский и Новокузнецкий заводы — они работают на грани рентабельности.

При этом инвестиционный спрос, «завязанный» на потребительский сектор или на бюджетные вложения, никакой стагнации не демонстрирует. Так, строительство жилья выросло практически во всех регионах СФО, в некоторых даже были установлены исторические рекорды — например, в Томской области впервые за 22 года введено 531,3 тыс. кв. метров жилья (см. «Будни строительного рынка» в № 6 за 2014 год). В Сибирь пришла столичная СУ-155, да и местные застройщики постепенно начинают осваивать рынки соседних регионов (например, Томская ДСК приступила к проекту в Новосибирске).

Продолжается рост и инфраструктурного строительства — мостов, дорог и объектов соцкультбыта; очевидно, тут сокращений ожидать не стоит. Все это стимулирует развитие индустрии стройматериалов, оборудования и инжиниринга. «Сейчас в РЖД намечается серьезная программа модернизации инфраструктуры контактной сети, надеемся в ней поучаствовать. Думаю, года через два–три на поставки РЖД будет приходиться до трети объемов нашего производства. То, что наш рынок будет развиваться, у меня сомнений нет. Это необходимость, иначе инфраструктура рухнет. Потребности рынка очень большие», — говорит, к примеру, управляющий ГК «Элси» (Новосибирск, производитель опор ЛЭП) Вячеслав Гунгер. «Предпосылок для стагнации в нашей отрасли нет, потребности региона в строительстве велики. Сегодня около 70% выпускаемого цемента в СФО «потребляет» сектор жилищного строительства. Большие объемы стройматериала нужны и для возведения промышленных предприятий и объектов транспортной инфраструктуры. Мы рассчитываем, что на территории Сибири продолжится реализация масштабных строительных проектов. Таким образом, цементный рынок Сибири сохранит положительную динамику. Возможно, темпы роста замедлятся, и объем потреб­ления цемента в регионе увеличится не на пять–шесть процентов, как в 2013 году, а на два–три процента», — отмечает президент ОАО «ХК «Сибирский цемент» (Кемерово) Георг Клегер.

Потребительский сектор также стабилен. Оборот розничной торговли за январь–ноябрь превысил 2,2 трлн руб­лей (трехпроцентный рост, сопоставимый с общероссийским); по итогам года он вполне может составить и 2,5 трлн (по итогам 2012 года было 2,3 трлн руб­лей) (см. график 4).

Падения в торговле не случилось ни в одном регионе СФО, впрочем, и взрывных темпов роста тоже нигде не зафиксировано. Традиционно основные объемы «потребительских денег» крутятся в самых густонаселенных Красноярском крае, Новосибирской и Кемеровской областях, а также в Алтайском крае. Туда в первую очередь приходят федеральные ритейлеры, там же расцветают девелоперы торговой недвижимости, там же, в конечном итоге, умирают «барахолки», а торговля постепенно перестраивается в цивилизованных рамках. При этом, если спрос на продукты питания в большей степени удовлетворяется местными производителями, то львиная часть оборота непродовольственных товаров (около 1,5 трлн руб­лей) по-прежнему оседает в карманах иногородних и иностранных игроков. Своего производства простого ширпотреба в Сибири катастрофически мало. Между тем средние зарплаты в регионах Сибири растут повсеместно (в октябре 2013 года — более 26,7 тыс. руб­лей, рост на 11,1% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года), в том числе в регионах-лидерах по оборотам торговли. Хотя среднедушевые доходы в Сибири и не дотягивают до общероссийских значений (19,4 тыс. руб­лей против 25,8 тыс. руб­лей).

Резюмируя, можно отметить, что ситуация в экономике Сибири остается традиционной — высокая зависимость от экспорта сырьевых товаров в деятельности крупных ФПГ и большая доля оптово-розничной торговли. И вряд ли положение сильно изменится в ближайшие годы. «Будут нарастать трудности с трудо­устройством. Компаниям нужно будет и дальше сокращать издержки, а с налогами и коммуналкой они ничего сделать не смогут — это для большинства не­управляемые факторы. Остается — зарплата и, возможно, некоторое снижение качества производимой продукции», — дал прогноз в одном из интервью ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Владимир Клисторин.

На этом фоне основными драйверами роста в Сибири по-прежнему могут стать государственные компании — от РЖД до «Газпрома». Регио­нальным властям стоит активнее вписываться в их модернизационные программы (как это делает, к примеру, Томская область), стараясь при этом, что называется, максимально поддержать отечественных производителей (то бишь местных производителей оборудования и т.п.). Такая политика, кстати, поможет ускорить процесс вялотекущей перестройки индустрии: советские гиганты повсеместно умирают, но возникают и новые производства, в том числе — в новоиспеченных индустриальных парках. Тем более что предложение президента России Владимира Путина компенсировать расходы регионов на создание различных «парков развития» сейчас явно спровоцирует их создание во всех регионах Сибири.

Параллельно губернаторам стоит более вдумчиво привлекать инвесторов: в нынешних условиях это само по себе — сложное искусство, а потому многие территории рады любому «мешку с деньгами». Но в стратегическом плане такая политика чревата существенными провалами. На наш взгляд, триллионы, которые генерирует потребительский сектор, особенно в сфере непродовольственных товаров — совершенно недооцененный драйвер роста. Импортозамещение и развитие разнообразной промышленности в регионах — потенциальные пути для снижения зависимости Сибири от телодвижений ее «большой экономики». 


Эксперт Сибирь
"Города Сибири" - - Средней температурой не измерить
Объявления
Тематический каталог
     Р Е К Л А М А
    События
    Томск: Азиатский гамбит
    На три дня Томск стал центром обсуждения проблем крупнейших городов Азии
    Омск: Лучших судебных приставов Сибири определили в Омске
    Оглашены итоги второго этапа Всероссийского конкурса на звания «Лучший судебный пристав-исполнитель ФССП России», «Лучший судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов ФССП России».
    Абакан: Заповедник «Хакасский» принял участие во Второй молодежной научно-практической летней школе Русского географического общества
    С 20-го по 28-ое июля в Калужской области 35 молодых ученых России и стран СНГ обсудили проблемы и перспективы географии в современном мире.
    Чита: Посёлок Октябрьский под Краснокаменском исчез с карты Забайкалья
    Депутаты Законодательного собрания Забайкальского края 16 июля поддержали проект закона, упраздняющий посёлок Октябрьский Краснокаменского района Забайкальского края, жители которого были расселены из-за повышения радиационного фона.
    Чита: Лётчики в Забайкалье провели воздушные бои с пусками ракет и метанием бомб
    Лётчики авиаполка Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Забайкалье, провели воздушные бои на высоте 150-200 метров с практическими пусками ракет и метанием бомб, сюжет об этом вышел 16 июля в эфире телекомпании «Альтес».
    Чита: Голодовка в Большой Туре
    Голодовка в посёлке Большая Тура Карымского района Забайкальского края, объявленная пострадавшими от взрывов жителями, проходит без постоянного медицинского наблюдения
    Красноярск: Согласовано открытие прямых рейсов из Красноярска в Крым
    С 6 августа в красноярском аэропорту «Емельяново» авиакомпания «Икар» начнет совершать прямые субсидированные рейсы из Красноярска в Крым.
    Новосибирск: День открытых дверей состоялся в Технопарке Академгородка
    20 июня здесь, на улицах Инженерной и Николаева, состоялся первый в истории Технопарка новосибирского Академгородка день открытых дверей, который стал его своеобразной презентацией для широкой публики.
    Чита: Губернатор Забайкальского края подписал соглашение с генеральным директором «Иркутской нефтяной компаниеи» развитии рынка газа
    Губернатор Забайкальского края Константин Ильковский подписал соглашение с генеральным директором «Иркутской нефтяной компаниеи» Мариной Седых о развитии рынка газа в регионе
    Чита: Рекордное количество полицейских будут охранять «Студвесну ШОС»
    Рекордное количество полицейских для охраны порядка городского мероприятия — около 2 тысяч — будут задействованы в охране международного фестиваля «Студенческая весна стран Шанхайской организации сотрудничества», который пройдёт со 2 по 7 июля в Чите
     1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 »