Информационный портал "Города Сибири"Контакты:
sibcity@mail.ru
Новости
Сегодня 26 апреля 2019 года, пятница
Найти  
 
Смотрите на портале
Р Е К Л А М А


Rambler's Top100

Яндекс цитирования


Бросок на Восток

01.07.2014

Благодаря Западу, Украине и Китаю российские газовые предприятия наконец-то начинают в промышленных масштабах добывать газ на востоке своей страны. И это дает некоторым сибирским и дальневосточным регионам уникальный шанс ускориться в развитии

Война на Украине сделала то, что за два десятилетия не смогли сделать ни чиновники правительства РФ, ни топ-менеджеры «Газпрома», — побудила Россию по-настоящему начать промышленное освоение месторождений газа в восточной части страны. В Шанхае председатель правления российского нацио­нального газового концерна Алексей Миллер и президент Китайской Нацио­нальной Нефтегазовой Корпорации (CNPC) Чжоу Цзипин в присутствии президента России Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина заключили беспрецедентный контракт на поставку российского трубопроводного газа в Китай по «восточному» маршруту.«Это эпохальное событие, самый большой контракт во всей истории газовой отрасли бывшего СССР и Российской Федерации по объему. Хочу отметить, что это действительно была сложная работа. Наши китайские друзья — сложные ребята», — отметил по этому поводу Владимир Путин.

Пекин и Москва действительно договаривались о поставках российского трубного газа в Поднебесную свыше 10 лет. «Газпром» до последнего надеялся уговорить китайцев покупать российский газ с Ямала, который бы доставлялся в Китай по «западному» маршруту — через границу с Алтаем, по цене как минимум не ниже европейской. Однако жизнь распорядилась по-другому. Непрекращающиеся угрозы стран Запада ввести экономические санкции против нашей страны из-за ее позиции по Украине побудили российские власти ускорить диверсификацию «газового экспортного портфеля», направив «голубой поток» не только на Запад, но и на Восток. А Китай, очевидно, тоже осознал, что дальнейшие «бодания по цене» российского трубного газа (в том, что он пойдет по «восточному» маршруту, стороны уже к тому времени договорились) ставят под угрозу темпы развития нацио­нальной экономики Поднебесной. «Китай установил целевой показатель энергетического баланса, в соответствии с которым доля природного газа в структуре первичного энергопотребления должна увеличиться примерно с пяти процентов в настоящее время до более чем девять процентов к 2017 году. По нашим оценкам, потребление природного газа увеличится больше чем в два раза — со 167 млрд кубометров в 2013 году примерно до 400 млрд кубометров к 2020 году. Мы ожидаем, что темпы роста потребления газа (при совокупных темпах роста 10–15% в год) будут выше темпов роста ВВП Китая», — подчеркнула служба кредитных рейтингов аналитического агентства Standard & Poor’s.

В итоге с этого года Восточная Сибирь и Якутия, подобно Ямалу, становятся нацио­нальными газовыми центрами России. Вопрос в том, что это принесет сибирским регионам. Ответ на него не столь однозначен, как это может показаться с первого взгляда.

Уникальный контракт

Согласно заключенному контракту, «Газпром» будет ежегодно поставлять CNPC 38 млрд кубометров газа в течение 30 лет. Общая цена контракта — 400 млрд долларов. По сообщению российского газового концерна, контракт подписан на взаимовыгодных условиях и включает такие основные параметры, как формула цены с привязкой к нефтяной корзине и условие Take-or-Pay. «Общий объем инвестиций только с российской стороны — примерно 55 млрд долларов, плюс, нам сейчас трудно посчитать, но как минимум 20 млрд долларов — на китайской стороне. Но это вложения не только в добычу газа и его транспортировку, но и в нефтехимию, в гелиевый завод» — подчеркнул президент России Владимир Путин после подписания исторического контракта.

Главной ресурсной базой этого проекта станет Чаяндинское газоконденсатное месторождение в Якутии и Ковыктинское газоконденсатное месторождение в Иркутской области. Первое месторождение содержит (по категориям С1+С2) порядка 1,5 трлн кубометров газа и около 93 млн тонн жидких углеводородов (извлекаемые). Там же — в Якутии, компании принадлежат лицензии на разработку Соболох-Неджелинского, Верхневилючанского, Тас-Юряхского и Среднетюнгского месторождений. Запасы газа Ковыкты, контроль над которыми «Газпром» обрел весной 2011 года, по категории А+В+С1+С2 составляют 1,5 трлн кубометров, извлекаемые запасы газового конденсата — 77 млн тонн. Для транс­портировки этого газа потребителям будет построен магистральный газопровод «Сила Сибири» длиной четыре тысячи километров, который пройдет в одном технологическом коридоре с нефтепроводом «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). Его первая очередь длиной 3,2 тыс. км соединит Чаянду через Хабаровск с Владивостоком. Вторая очередь длиной 800 км соединит Якутию с Иркутской областью.

Порядок разработки Чаянды и Ковыкты будет такой. В этом году «Газпром» намерен завершить разработку проектной документации по объектам добычи газа на Чаянде и первому участку газопровода от этого месторождения до города Ленска. В это же время будут идти проектно-изыскательские работы по участку газопровода от Ленска до Свободного и подготовительные работы для начала проектирования участка «Силы Сибири» от Свободного до Благовещенска, который уже находится на границе с Китаем. В этом же году будет начато и проектирование газоперерабатывающего завода в Амурской области.

В следующем году намечено начать обустройство газовой залежи Чаяндинского месторождения и строительство Амурского ГПЗ. Тогда же намечено начать опытно-промышленную добычу нефти на этом месторождении (ее промышленные поставки в нефтепровод ВСТО начнутся в конце 2017 года). Начало же добычи газа на Чаянде запланировано на конец 2018 года. К этому времени состоится и ввод в эксплуатацию первоочередного участка ГТС «Сила Сибири» от Чаяндинского месторождения до Благовещенска и первоочередных газоперерабатывающих мощностей. Это позволит «Газпрому» в 2019 году начать прямые поставки газа в Китай в соответствии с обязательствами, предусмотренными подписанным контрактом. После этого, очевидно, придет время строительства большой газовой трубы между Чаяндой и Ковыктой и начала обустройства Ковыктинского газоконденсатного месторождения. «У нас есть четкий план действий. Все обязанности распределены и установлены жесткие сроки. Наша цель — уже в августе сварить первый стык «Силы Сибири», — заявил в середине июня глава «Газпрома» Алексей Миллер.

При этом нацио­нальный газовый концерн рассчитывает на то, что контракт на ежегодную поставку в Китай 38 млрд кубометров восточносибирского газа — это лишь начало. В прошлом году «Газпром» поставил в Европу 160 млрд кубометров «голубого золота». Это, если не вдаваться в тонкости подсчетов, на 16% больше, чем в 2012 году. И Алексей Миллер уверен в том, что со временем жители стран АТР будут потреблять российского газа не меньше, чем европейцы. «В течение одного дня Китай встал по уровню потребления вровень с крупнейшим нашим потребителем, с нашим надежным партнером — Германией. Германия к таким объемам — а в прошлом году они у нас купили чуть больше 40 миллиардов кубов — шла более 40 лет. Китай на эти объемы вышел в течение одного дня. Если спрогнозировать, какие объемы Китай сможет покупать у России через 40 лет, то, как вы понимаете, конечно же, эти объемы будут больше не только наших объемов поставок в Германию, но и значительно, по-видимому, больше объемов поставки газа в ЕС», — заявил он на недавнем Петербургском международном экономическом форуме.

И, в принципе, эта позиция имеет достаточно много сторонников. По мнению аналитиков, например, Standard & Poor’s к 2020 году российский газ может занять треть газового рынка Китая. «Потребление газа в Китае будет расти более быстрыми темпами, чем его добыча, что обусловит усиление зависимости от импорта газа, если в стране не произойдет резкого увеличения коммерческой добычи газа из нетрадиционных источников. В последние пять лет Китай демонстрировал низкие темпы роста добычи газа — около 6,7%, в то время как спрос за этот же период вырос на 15,4%. В 2013 году импорт газа в Китай составил 53 млрд кубометров, или 31,6% совокупного потребления газа, резко увеличившись по сравнению с первым показателем нетто-импорта в 2006 году. К 2020 году Китай планирует импортировать не менее 100 млрд кубометров трубопроводного газа и еще 50 млрд кубометров сжиженного газа. Вместе с тем ожидается, что совокупные поставки газа достигнут 400–420 млрд кубометров и будут покрывать спрос на газ», — отмечают они. Подчеркивая, что сетевой (трубопроводный) газ дешевле поставляемого в Китай сжиженного природного газа (СПГ) и сланцевого газа, который Поднебесная намерена у себя добывать к 2020 году в количестве 60–100 млрд кубометров в год. И это обстоятельство может послужить весомым доводом для того, чтобы Китай увеличил объем закупок российского газа. Тем более что «Газпром», очевидно, скоро станет не единственным поставщиком российского «голубого золота» на китайский рынок.

Дайте доступ к трубе!

В России исторически сложилось, что основным добытчиком газа в стране является «Газпром». Ему же законодательно принадлежит единая газотранспортная система страны и монополия на экспорт российского газа за рубеж. Однако несколько месяцев назад две других компании — государственная «Роснефть» и крупнейший частный газодобытчик НОВАТЭК сумели преодолеть монополизм «Газпрома» и получили право самостоятельной торговли газом — правда, в виде сжиженного природного газа (СПГ) — на мировых рынках.

Произошло это потому, что НОВАТЭК в сотрудничестве с французской Total и китайской CNPC сейчас строит на Ямале самый крупный отечественный завод по производству СПГ мощностью 16,5 млн тонн газа в год, а «Роснефть» с приходом к ее руководству Игоря Сечина быстро превращает добычу газа в столь же профильный для себя бизнес, что и добыча нефти. Раньше «Роснефть», например, справедливо ругали за то, что она, вместо того чтобы собирать попутный нефтяной газ (ПНГ) и передавать его на дальнейшую переработку нефтехимикам или энергетикам, сжигает ПНГ на факелах. Так вот в 2012 году «Роснефть» добыла природного и попутного газа 16 млрд кубометров, в 2013 году — 38 млрд кубометров, план на 2014 год установлен 55 млрд кубометров. К 2020 году «Роснефть» намерена ежегодно добывать не менее 100 млрд кубометров газа, став тем самым вторым по величине газодобытчиком России и заняв пятую часть российского внутреннего газового рынка. На прошедшем Петербургском экономическом форуме компания, например, уже подписалась поставлять газ таким известным его потребителям, как энергетическая компания «Фортум», «РУСАЛ», «ЕвроСибЭнерго», корпорация «Русские машины» и «ЕвроХим».

При этом к 2030 году 45 млрд кубометров газа ежегодно «Роснефть» намеревается добывать в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Это на порядок больше, чем добывается компанией в этих макрорегионах сейчас — 1,6 млрд кубометров в год. «В частности, на базе Ванкорского месторождения компания формирует новую провинцию. Эти месторождения обеспечат дополнительную добычу до 2020 года свыше восьми миллиардов кубов газа ежегодно», — подчеркнули журналу «Эксперт-Сибирь» в пресс-службе «Роснефти». В начале мая, например, «Ванкорнефть» начала пуско-наладочные работы по подаче газа в магистральный газопровод «Ванкор — Хальмерпаютинское месторождение» (ЯНАО), который был построен в прошлом году для транспортировки газа Ванкорского месторождения (Красноярский край) в Единую систему газоснабжения России в объеме 5,6 млрд кубометров газа в год. Общий же объем газовых запасов «Роснефти» в Восточной Сибири и Якутии составляет один триллион кубометров. В одном Среднеботуобинском нефтегазоконденсатном месторождении лицензионные запасы компании по категориям С1+С2 составляют 134 млн тонн жидких углеводородов и 155 млрд кубометров газа. И, по мнению топ-менеджмента «Роснефти», если правительство расширит список российских компаний-экспортеров трубного газа, как это случилось с экспортом СПГ, то общий объем добычи газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке может составить 200 млрд кубометров в год — почти треть того объема «голубого золота», которое было добыто в нашей стране в 2013 году (668 млрд кубометров). «По оценкам экспертов, потенциал добычи газа на месторождениях этого региона, действующих и перспективных, может составить до 200 млрд кубических метров в год. Очевидно, что мы должны продавать на рынке этот газ. И если у нефтегазовых компаний будет возможность войти на экономически обоснованных условиях в газотранспортную систему, которую создает «Газпром», это оптимизирует инвестиции. Мы также просим рассмотреть возможность предоставления независимым производителям газа возможности экспорта газа с новых месторождений в Восточной Сибири и Дальнего Востока. Это вопрос, конечно, дискуссионный, но такая мера будет являться дополнительным стимулом развития всего региона», — заявил в начале июня на заседании комиссии при президенте РФ по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности президент, председатель правления НК «Роснефть» Игорь Сечин.

Понятно, что эти намерения идут вразрез с интересами «Газпрома» по наполнению газопровода «Сила Сибири» собственным газом. Поэтому, если «Роснефти» и «Сургутнефтегазу» (он разрабатывает в Якутии Талаканское месторождение) разрешат экспорт газа трубопроводным транспортом, а «Газпром» заупрямится, «Роснефть» будет готова рассматривать вопрос о строительстве в Восточной Сибири и Якутии собственных магистральных экспортных газопроводов.

Кроме того, «Роснефть» сейчас ведет активную работу по исследованию шельфов северных морей, где ей принадлежат 25 лицензий на нефтегазовые месторождения, ресурсы которых оцениваются в 38,3 млрд тонн нефтяного эквивалента. В ближайшие 20 лет компания намерена вложить в их разработку 400 млрд долларов. И хотя газ с этих месторождений наверняка будет сжижаться и экспортироваться в страны АТР в виде СПГ, эти проекты тоже внесут существенный вклад в развитие газовой индустрии в Восточной Сибири и северной части Дальнего Востока. В этом году, например, экспедиция «Кара-зима-2014», организованная Арктическим научно-проектным центром (совместное предприятие НК «Роснефть» и ExxonMobil) при поддержке специалистов ФГБУ «Арктического и антарктического научно-исследовательского института» больше двух месяцев работала в Карском, Восточно-Сибирском морях и море Лаптевых. Было установлено 40 дрейфующих буев на ледяных полях и айсбергах: самый западный — у побережья Новой Земли, самый восточный — у острова Беннетта в Восточно-Сибирском море. Эти буи позволяют в постоянном режиме отслеживать координаты ледовых образований и определять траекторию их дрейфа. Таких масштабных исследований до настоящего момента в арктических морях не проводилось. Впервые в истории были изучены физико-химические и морфометрические характеристики айсбергов и торосов моря Лаптевых, а также распределение водных масс, течения и изменчивость температур. Впервые был изучен дрейф айсбергов возле архипелага Северная Земля. Наибольшее количество айсбергов — около двух тысяч — зафиксировано у восточного побережья архипелага. Во фьорде Матусевича обнаружен гигантский айсберг с линейными размерами три на один километр. Для исследования ледяного покрова использовались беспилотники, а также вертолет КА-32; для изучения морского дна — уникальные телеуправляемые подводные аппараты «Гном» с глубиной погружения до 100 метров. На основе полученных данных будут построены 3D-модели ледовых образований. Это позволит «Роснефти» определить безопасные точки для проведения геологоразведочных работ, спроектировать буровые платформы и другие сооружения, необходимые для нефтедобычи, выбрать маршруты транс­портировки углеводородов и возможные трассы подводных трубопроводов.

Синергетический эффект

Освоение газовых богатств Восточной Сибири и Якутии, естественно, окажет колоссальное воздействие на эти территории. В первую очередь, с точки зрения пополнения бюджета и организации новых рабочих мест. Например, на строительстве только первой очереди «Силы Сибири» будет задействовано около 11,7 тыс. специалистов, а эксплуатировать этот газопровод будут еще порядка трех тысяч человек. Конечно, большая часть этих людей будет кадровыми специалистами «Газпрома» и его подрядчиков, но в дальнейшем к работе по обслуживанию газовых промыслов и компрессорных станций, очевидно, будут привлекаться и местные кадры. Что касается налогов, то, по подсчетам разработчиков Восточной газовой программы, в результате ее реализации до 2030 года бюджеты всех уровней получат почти четыре триллиона руб­лей (сюда относятся и НДФЛ, и НДПИ, и налог на прибыль, и налог на имущество и т.д.). По расчетам газпромовских экономистов, даже в случае предоставления газодобытчикам регио­нальных льгот по налогам, бюджет Якутии, например, только от освоения Чаяндинского ГКМ получит дополнительно более 250 млрд руб­лей прямых поступлений. 220 млрд руб­лей — налог на прибыль, 28 млрд руб­лей — налог на доходы физических лиц. Плюс транспортный, земельный налоги и пополнение якутской казны за счет синергетического эффекта от работы связанных с газовиками других отраслей.

Правда, международные аналитики эффект развития газодобычи для восточных регионов страны оценивают несколько скромнее. «Мы полагаем, что дополнительная экономическая активность позитивна для регионов, в которых будет осуществляться основная деятельность по проекту, но не ожидаем, что она обусловит существенное увеличение доходов бюджетов Иркутской области и Республики Саха (Якутия), которым присвоены рейтинги Standard & Poor’s, или нерейтингуемой Амурской области. К числу позитивных факторов относятся повышение уровня занятости, что приведет к повышению поступлений от налога на доходы физических лиц (НДФЛ), и создание новых активов, которые будут генерировать поступления от налога на имущество и дополнительную прибыль и, как следствие, поступления от налога на прибыль, получаемые от строительных компаний, задействованных в проекте, а впоследствии и в рамках самого проекта. Более подробная информация пока отсутствует, но если, как мы оцениваем, все запланированные капиталовложения создадут базу налога на имущество в размере около 25 млрд долларов (без учета трубопроводов, в отношении которых в настоящее время действуют льготы), то мы полагаем, что это может обеспечить поступления от налога на прибыль до 17 млрд руб­лей в год, что будет эквивалентно трем–четырем процентам прогнозируемых текущих доходов трех регионов, принимающих участие в проекте до его завершения в 2017 году. В то же время мы ожидаем, что положительное влияние на проект могут сгладить дополнительные льготы по налогу на имущество, которые будут предоставлены соответствующими регионами, поэтому общее влияние на доходы бюджета будет менее значительным. Оценить дополнительные доходы от НДФЛ и налога на прибыль сложнее, но на данном этапе мы не ожидаем, что влияние проекта на поступления от этих налогов будет выше, чем на доходы от налога на имущество. Вместе с тем любая дополнительная нагрузка на регио­нальные бюджеты, связанная со строительством дорог, развитием здравоохранения и других направлений, может частично нейтрализовать положительное влияние проекта на доходы бюджетов», — отмечают в Standard & Poor’s.

Однако конечный экономический эффект и для страны в целом, и для ее регионов, расположенных восточнее Урала, от развития газодобычи в Восточной Сибири и Якутии, очевидно, будет определяться не только газовыми промыслами и газопроводами, но и степенью развития сопутствующих отраслей — нефтегазохимии и энергетики.

На Дальнем Востоке, по сути, должен быть «с нуля» создан нефте-газохимический кластер, какой, например, сейчас существует в Поволжье

Что касается энергетики, то первые успехи уже есть. «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» (ДВЭУК) в прошлом году закончила строительство в Якутии линии электропередачи 220 кВ протяженностью 1,5 тыс. км от поселка Чернышевского (там расположена Вилюйская ГЭС-1) через Мирный и Ленск до поселка Пеледуй, расположенного неподалеку от границы Якутии с Иркутской областью. Эта стройка стоимостью почти 40 млрд руб­лей стала крупнейшим электросетевым проектом на Дальнем Востоке в последние годы. Новая ЛЭП дала возможность не только повысить надежность электроснабжения объектов ВСТО, но и позволила начать запитывать от каскада Вилюйских ГЭС, который сейчас работает на половину свой мощности, нефтяные и газовые промыслы Чаянды, Талкана, Таас-Юряха и даже Ковыкты. «Реализация дальневосточных нефтегазовых проектов, значение которых для экономики страны постоянно повышается (Чаянда, Таас-Юрях, Ковыкта), была бы невозможной, если бы ровно год назад мы не прошли со своей линией всего в 30–40 км от планируемых центров нефтегазовых центров добычи. Теперь реализуется амбициозный, безу­словно, план экспорта газа в Китай. И мы получили заявки на техническое присоединение Ковыктинского месторождения, Таас-Юряха и Талаканского месторождения «Сургутнефтегаза» к нашей линии. Также заявку на техприсоеднение подало подразделение «Газпрома», которое занимается Чаяндой. Это абсолютно не означает, что газо- и нефтедобытчики отказываются от собственных источников генерации. Другое дело, что они отказываются от первоначально принятой идеи «энергетических островов» (собственная генерация на попутном газе. — Ред.), так как в результате технико-экономических исследований они увидели, что в случае внешнего энергоснабжения, предложенного год назад нами, у них снижается потребность в резервировании, повышается надежность энергоснабжения и появляется возможность диверсификации бизнеса за счет продажи излишков энергии», — подчеркнул «Эксперт-Сибири» первый заместитель генерального директора «ДВЭУК» по инвестициям и развитию Дмитрий Селютин.

Более того — следующая линия электропередачи 220 кВ в Якутии, которая сейчас начала строиться силами ДВЭУК и «Полюс Золото» от Пеледуя через Чертово корыто и Сухой лог до иркутского Мамакана, позволит связать западный изолированный энергорайон этой респуб­лики вместе с каскадом Вилюйских ГЭС с единой нацио­нальной электрической сетью, которая сейчас заканчивается на подходе к Якутии в Иркутской области. «На первом этапе развития Чаянды там планируется создание источника генерации мощностью около 300 МВт. С учетом Вилюйского каскада и Светлинской ГЭС, избытка мощности на Чаянде и имеющихся мощностей Мамакана, на север Иркутской области можно передавать около 300 МВт», — обозначает перспективы электроснабжения для развития проектов на севере Иркутской области Дмитрий Селютин.

То есть энергетики в Якутии сейчас даже опережают нефтяников и газовиков. И это очень правильная позиция. В дальнейшем, по мере развития на востоке страны газовых проектов, начнется и интенсивный перевод электростанций и котельных в населенных пунктах региона с угля и мазута на природный газ, а также газификация домохозяйств. И это тоже очень правильная позиция, если, конечно, «Газпром» не вздует, по обыкновению, плату за техническое присоединение к своим газопроводам.

А вот с развитием переработки добываемых на востоке нефти и газа в пластики, синтетические каучуки, соду и минеральные удобрения пока не все понятно. Впрочем, с этим не все понятно и на территории всей страны. Россия, как и в советские времена, является одним из лидеров мировой добычи углеводородов. Но по выпуску из них пластмасс в первичных формах на мировом рынке она сейчас занимает всего лишь два процента. Доля химического комплекса в валовом внутреннем продукте Китая составляет 8,9%, Японии, которая вообще лишена собственных запасов углеводородов — 8,2%, Германии — 6,9%, США — 6,1%. В России этот показатель в 2013 году составил 1,6%. Дело дошло до того, что наша страна 70% автомобильных бензинов сейчас изготавливает с применением импортных, преимущественно, американских катализаторов. И это притом, что только в одной Башкирии фактически простаивают три отечественных катализаторных завода. И если подобная ситуация сложится при развитии добычи газа на востоке страны, эффект от Восточной газовой программы будет значительно снижен.

Химический пасьянс

«Нефтегазохимические производства в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке необходимы. Во-первых, потому, что в недрах этих регионов и на шельфе сосредоточены значительные запасы углеводородов, и промышленная их добыча еще только предстоит. Во-вторых, целесо­образнее и выгоднее производить готовую продукцию, чем отправлять газ и нефть на экспорт, ведь продукты их переработки — это продукты с высокой добавленной стоимостью, и вряд ли нам стоит лишаться ее, просто продавая сырье. В-третьих, логичнее это делать вблизи мест добычи углеводородов, чтобы не создавать крайне дорогостоящую инфраструктуру. В-четвертых, Восточная Сибирь и Дальний Восток граничат со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, который является самым быстрорастущим в мире и где продукция нефте- и газохимии очень востребована, то есть фактически для наших предприятий уже есть рынок сбыта и нам осталось построить лишь их самих», — подчеркнул ведущий эксперт УК «ФИНАМ Менеджмент» Дмитрий Баранов.

Утвержденная правительством еще в 2007 году Восточная газовая программа действительно предполагает создание в рамках освоения восточных газонефтяных месторождений ряда производств по переработке нефти и газа. В 2030 году, по замыслу чиновников, они должны ежегодно производить не менее 4,5 млн тонн нефтехимической продукции и не менее 9,1 млн тонн — газохимической. К этому же времени в этом макрорегионе, например, должно ежегодно выпускаться почти 1,3 млн тонн полиолефинов (наиболее известные представители этой группы — полиэтилен и полипропилен). Таким образом, на Дальнем Востоке, по сути, должен быть «с нуля» создан нефте-газохимический кластер, какой, например, сейчас существует в Поволжье.

Одной из существенных частей этого кластера должен стать нефтехимический комплекс (ВНХК), который «Роснефть» начала проектировать в районе Находки. Первая и вторая очереди этого проекта стоят 659 млрд руб­лей, а общая стоимость — около 1,3 трлн руб­лей. ВНХК будет рассчитан на ежегодную переработку до 30 млн тонн углеводородного сырья и выпуск из него в год до 22 млн тонн светлых нефтепродуктов и до 6,8 млн тонн нефтехимической продукции — полимеров (полиэтилены, полипропилены) и прочих продуктов органического синтеза (моноэтиленгликоль). Кроме того, «Роснефть» и итальянский шинный гигант Pirelli недавно подписали меморандум об организации производства на ВНХК синтетического каучука, в том числе для поставок на собственные шинные предприятия Pirelli в Азиатско-Тихо­океанском регионе. Ежегодно ВНХК, первая очередь которого должна быть введена в эксплуатацию в 2018–2019 годах, будет потреблять 4,3 млрд кубометров природного газа, и ему потребуется 1,2 ГВт электрической мощности. В общем, очень серьезный и нужный проект для восточной части России.

С газохимией немного сложнее. Специфика восточносибирского и якутского природного газа в том, что он содержит много примесей к метану, например, гелия. Это так называемый «жирный» газ, состав которого заставляет трястись от вожделения всех западных и восточных газохимиков. Поэтому экспортировать этот газ в таком виде в Китай — это все равно, что топить печи ассигнациями. Пресс-служба «Газпрома», к сожалению, не ответила на запрос журнала «Эксперт-Сибирь» о газохимических планах нацио­нального газового концерна в восточной части страны. Но в начале июня стало известно, что к 2019 году «Газпром» в Амурской области возле города Свободный намерен запустить производство по выделению из чаяндинского газа гелия и этана. А в период с 2021 по 2029 год там же с участием холдинга СИБУР планируется построить газохимическое производство по выпуску из этана полиэтилена мощностью до 2,4 млн тонн продукции в год. Общая сумма инвестиций в создание Амурского газоперерабатывающего комплекса составляет 620 млрд руб­лей. Планируемая мощность по переработке природного газа — до 60 млрд кубометров в год.

Казалось бы, перспективы развития нефте- и газохимии в восточной части страны ясны и понятны. Но и проект «Роснефти» (ВНХК в Приморье), и проект «Газпрома» (Амурский завод в При­амурье), по сути, направлены на крупнотоннажное производство первичных нефтегазохимических продуктов и их последующий экспорт в Китай и другие страны АТР. То есть это то же самое сырье, за исключением, пожалуй, бензина, которое потом втридорога вернется в Россию в виде готовых товаров, начиная от китайских детских игрушек и заканчивая тайваньскими станками с ЧПУ. Тот же самый гелий, например, в нашей стране в основном применяется для наполнения воздушных шариков, рекламных дирижаб­лей и для наружной рекламы. Однако в остальной части мира этот инертный газ широко используется для производства деталей мобильных телефонов, полупроводников, жидкокристаллических экранов, оптических волокон, сверхпроводящих электрических кабелей, быстродействующей вычислительной и измерительной техники и т.д. Поезда на «магнитной подушке» в Японии и Китае развивают скорость до 600 км в час также с использованием гелия.

И эта ситуация вновь ставит вопрос о структуре российской экономики и необходимости создания условий для создания, а точнее, возрождения в нашей стране высокотехнологичных производств, использующих отечественную химическую и нефтехимическую продукцию глубокого передела. Потому что до той поры, пока в нашей стране не будет, например, собственного производства современной электроники, «Газпром» с помощью германской Linde и японской Matheson будет гнать гелий Чаянды за границу.


Эксперт Сибирь
"Города Сибири" - - Бросок на Восток
Объявления
Тематический каталог
     Р Е К Л А М А
    Экономика Сибири
    Бензиновый перекос
    Сибирский рынок ГСМ в ожидании негативных трендов — нехватки бензина, роста цен на топливо, усиления зависимости нефтетрейдеров от ВИНК
    Омск: В Омской области запущена роботизированная доильная установка-карусель
    Новый доильный зал ООО «Комплекс „Таврический“» открылся 16 января в селе Луговое Таврического района Омской области. Доильный зал с примыкающей к нему фермой для беспривязного содержания коров хозяйство построило всего за год с небольшим.
    Чита: Читинская звероферма оказалась на грани разорения
    Одно из самых прибыльных производств пушнины в России - под угрозой исчезновения. Читинская звероферма с почти сорокалетней историей в современных экономических условиях оказалась на грани разорения.
    Абакан: Солнце в Абакане
    ОАО «ЕвроСибЭнерго», крупнейшая частная энергокомпания России (принадлежит En+ Group Олега Дерипаски), намерена запустить солнечную электростанцию в Абакане
    Бросок на Восток
    Благодаря Западу, Украине и Китаю российские газовые предприятия наконец-то начинают в промышленных масштабах добывать газ на востоке своей страны. И это дает некоторым сибирским и дальневосточным регионам уникальный шанс ускориться в развитии
    Томск: Безопасность по стандарту. Аэропорт в вахтовом поселке Пионерный
    В 2008 году для обеспечения нормального режима работы сотрудников на средства компании было построено новое двухэтажное здание аэропорта «Пионерный», отвечающее всем современным стандартным. В год через него проходит порядка 24 тысяч пассажиров.
    Томск: Град обреченный
    Моногород Северск в силу ограниченности финансовых ресурсов не может приступить к реализации своих крупнейших проектов развития. Ситуацию могло бы изменить открытие города, но оно может случиться не раньше 2018 года
    Священная корова при смерти
    Продолжая безоговорочно выполнять «майские указы» президента, губернаторы обрекают свои регионы на жесткий бюджетный кризис. Парадокс ситуации в том, что пострадают самые успешные регионы, а выиграют те, кто сможет повысить эффективность госсектора
    Томск: Свежий взгляд на знакомые дали
    Аэропорт Томск начинает работать с ближним зарубежьем и планирует расширить межрегиональную маршрутную сеть. Последняя — приоритет в работе нового руководства аэропорта
    Чита: Китайские компании и «АРМЗ» планируют строить цементный завод в Краснокаменске
    Крупные китайские компании в сотрудничестве с урановым холдингом «АРМЗ» в городе Краснокаменске Забайкальского края планируют реализовать проект строительства завода по производству цемента мощностью тысяча тонн в сутки.
     1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 »
    Организации
    другие...